Казенщина, или Как перепутали Калашниковых

Недавно в музейно-выставочном центре Читы чествовали забайкальских художников. Среди награжденных был и известный фотограф Александр Калашников, которому заместитель председателя правительства Забайкальского края Алексей Кошелев прикрепил на грудь знак "Заслуженный деятель искусств Забайкальского края". Но почему же через несколько минут после награждения Калашников, рассмотрев запись в удостоверении, отбросил цветы, сорвал знак и покинул зал?

"Я не уполномочена". Редактору газеты, где я работаю, позвонили и передали, чтобы я пришел на открытие музейной выставки, где меня будут награждать. Несколько лет назад мою кандидатуру выдвигали на звание "Заслуженный работник Культуры России", я и подумал: неужели свершилось? Правда, очень удивился, так как знал, что меня отклонили. Пришел. Объявляют: "Александр Калашников. "Заслуженный деятель искусств Забайкальского края". Я опешил, ведь шесть лет назад мне уже было присвоено звание "Заслуженный работник культуры Читинской области". Удостоверение открыл, а там - Владимир Александрович Калашников! Мне прицепили на грудь знак отца, которым он был удостоен еще при жизни - в 2009 году! Сына перепутали с отцом! - возмущается Александр Калашников. Хочу задать, может быть, неуместный, обывательский, но не оставляющий меня в покое вопрос. Может, умные чиновники-специалисты вразумят меня, задающую глупые вопросы. Как такое могло произойти?
- Мы документы подготовили и отдали в Минкультуры. Но это учреждение, как известно, переезжало с места на место. Знак и удостоверение, видимо, пролежали в сейфе, а потом схватили по запарке: "Калашников? Калашников!". Они там все взбалмошные очень. Поговорите с кадровиком министерства Екатериной Уваровой - она занималась этим награждением, - сказала руководитель отдела наград управления государственной службы и кадровой политики губернатора Забайкальского края Юлия Желнина. Поговорить с работниками Минкультуры не удалось: несколько дней помощник руководителя Светлана Федорова отвечала, что министр в отъезде, первый заместитель в командировке, второй - на смотре. Наконец, все же удалось дозвониться кадровику, той самой Екатерине Уваровой. Ответ ее был лаконичен: "Я не уполномочена с вами разговаривать". Бюрократический подход - 19 января будет год, как отца не стало. Он мне и другом был, и учителем. Простой был человек. Любимое место отдыха - берег Читинки. Машины никогда у него не было, хотя в советские времена он получал хорошо. Он вообще "Жигули" от "Москвича" не отличал, так... красная-зеленая, маленькая-большая. Скромным был... А звание получил вот таким образом - живому не дали и вручить по-человечески не смогли, - продолжает Александр Калашников. Решила узнать мнение о случившемся у искусствоведа Елены Иманаковой. Елена Георгиевна была категорична: - Какое может быть мнение, если награду умершего человека вручают живому? Не разобравшись и даже не извинившись после этого? Биографию на награждение старшего Калашникова в свое время готовила я. Его приглашали в краевую администрацию, помню, он мне позвонил, рассказывал: собрался, костюмчик надел, спустился с пятого этажа, и ему поплохело. Владимиру Александровичу ведь уже 80 лет было, да и болел он очень. Так почему же домой-то к нему не пришли, не вручили, не поздравили, пока живой был? Ведь посмертно только Героя дают! На то они и работники культуры, должны знать, что художник умер! В таком случае должны были пригласить к себе Александра, извиниться, мол, забыли отца наградить, прости... Вы бы видели его лицо, когда он на награждении коробочку с удостоверением открыл - серым стал, в глазах - слезы. Как можно было перепутать? Ведь это не какой-то Иванов-Петров-Сидоров: Калашниковы - большие фигуры, для Забайкалья знаковые! Просто формальный бюрократический подход к ситуации...
- Да что и говорить, - вздыхает Александр Калашников, - на похоронах отца из Минкультуры не было никого... И тут хочется добавить, что в последнее время не любят в нашем министерстве не только художников, но и писателей, да и деятелей просвещения тоже. На юбилейном вечере Елены Стефанович, состоявшемся в конце октября в краевой библиотеке, ни одного представителя чиновников с цветком или без оного замечено не было! А Елена Викторовна - молодец, отметила свой юбилей "с размахом" - более 30 встреч с читателями только в Чите провела, девять встреч в Петровском Заводе, съездила в Борзю, Жирекен! Не приехали очень занятые специалисты Минкультуры проводить в последний путь ректора и основателя Агинской буддийской академии Бабу-ламу (Владимира Чимитдоржиева), проигнорировали прошедшую в Агинском презентацию книги "Почетные граждане Агинского Бурятского автономного округа". Очень, видимо, заняты. ... Мне кажется, звание заслуженного деятеля искусств можно рассматривать как оценку труда и таланта, к которой министерство культуры отношения не имеет. Ведь звание дается от имени народа и края? Ведь благодарность получают деятели культуры, которые всю жизнь прослужили людям и, может быть, многие из них не получали должного внимания? Или я не права, и на самом деле не важно, когда и кому эти награды вручили? А вы как думаете? Своим мнением вы можете поделиться на сайте "Забмедиа.Ру". Как сообщалось на сайте "Забмедиа.Ру" в январе 2011 года, заместитель начальника отдела по связям с общественностью городской администрации Александр Лыцусь за поминальным столом после похорон Владимира Александровича Калашникова сказал, что под известным панно на здании гостиницы "Забайкалье", посвященном основанию Читы, появится табличка с именами его авторов - художников Владимира Калашникова и Анатолия Высоцкого. Монтаж таблички был запланирован на лето нынешнего года. Вот что теперь говорит Александр Лыцусь по этому поводу: - Я обратился к главному архитектору Читы Владимиру Старостину с таким предложением. Он сказал, что во время ремонтных работ в гостинице специалистами зафиксировано критическое состояние самого панно - оно может осыпаться в любой момент, ведь ему уже почти 45 лет. Так что о табличке не может быть и речи. Панно будет, пока держится. Никакого исторического статуса у него нет. Это просто художественное оформление здания в центре города. На учет этот объект никто не ставил. Панно не будут ни охранять, ни реставрировать. В свое время только некоторые цифры восстанавливали к определенным датам.