Дополнительная литература

В.Н. Распопин. Клуб Дюма, или Тень Ришелье
Восторженная рецензия на книгу А.Переса-Реверте.
«Этот постмодернисткий роман превосходного испанского писателя и эстета Артуро Переса-Реверте одновременно и готический детектив, и мистический триллер, и роман о самом знаменитом в мире авантюрном романе, и книга о двух огромных литературных жанрах, и гипертекст, включающий в себя тексты Дюма, Сабатини, Парацельса, Гермеса Трисмегиста, самого Люцифера... и множества других авторов, словом, занимательнейшая и высокохудожественная энциклопедия...»
«...девять старинных гравюр... таящих в себе как очевидные, так и неразрешимые загадки. Часть из них внимательный читатель вполне может разгадать сам, часть вообще остается неразгаданной. И это придает роману особую прелесть, уберегая его от обычно в детективах надуманного, тривиального и разочаровывающего финала».

kniga.websib.ru/article.htm?no=51


Гаврилов Александр. Г. К. Честертон. Парадоксы мистера Понда.
Послесловие к сборнику детективных рассказов Честертона «Парадоксы мистера Понда» (СПб.1999), вышедшему в серии «Личная библиотека Борхеса».
«…те самые "парадоксы мистера Понда", давшие сборнику название, - и становятся завязкой каждого рассказа. "Карандаш был достаточно красный, поэтому и оставлял черные следы", "План маршала Грока не удался из-за образцовой дисциплины в его полку", "Нам бы заметить великана, но он был слишком велик", "Двое пришли к столь полному согласию, что один из них, естественно, убил другого", - произносит мистер Понд, и его собеседники не могут устоять перед соблазном потребовать объяснений.
Эти нонсенсы, несомненно, самый любимый литературный прием ГКЧ. И рассказы об отце Брауне, и "Перелетный кабак", и "Человек, который был Четвергом" строятся как разгадывание подлинного смысла бессмыслицы».
«…все словесные игрища Честертона восходят к… тексту, где ученики приступают к учителю с вопросом: зачем говоришь с народом притчами? И он отвечает: "Потому говорю им притчами, что они видя не видят, и слыша не слышат, и не разумеют" (Мтф, 13)».


Бавильский Дмитрий. Двести лет вместе-2
О романе Б.Акунина «Пелагия и красный петух». Автор рецензии считает, что в обсуждаемом романе «реально волнующие Акунина проблемы» не дали ему возможности остаться в рамках детективного жанра и сломали исходную сюжетную конструкцию. И, по мнению Д.Бавильского, это только на пользу роману и «на радость всему прогрессивному человечеству».
«Раздвоенность Пелагии имеет явно психоаналитическое свойство и косвенно рассказывает о сомнениях автора текста, мечущегося, подобно своей инокине, между сугубым серьезом традиции и беллетристической развлекухой».
«Акунин... только все время прикидывается, что развлекает. ...наряду с Владимиром Сорокиным и Виктором Пелевиным, он - один из самых важных современных литераторов».
«Акунину надоело прикидываться обычным стилизатором, обыкновенным детективщиком, вот он и подрывает жанр изнутри - вводя в текст иррациональные начала»
.


Бавин С. От автора
("Зарубежный детектив XX века (в русских переводах): Популярная библиографическая энциклопедия". - М.: Книжная палата, 1991)
Текст дан в сокращении.
"Отечественная традиция изучения зарубежного детектива находится в стадии становления. ...Литературоведение может предложить весьма скудный перечень исследовательских работ".


Барабан Елена. Интеллигенция в российском детективе
«Неприкосновенный запас», 2001, № 4
Популярные детективы (точнее, книги, выходящие под маркой детектива) используются автором только как материал для социологических построений.


Гай Давид. Борис Акунин «подбросил труп» Нью-Йорку
Интервью с Г.Чхартишвили, приехавшим в Нью-Йорк. В нем есть несколько слов о детективах.
«Я беру классическое литературное произведение, вбрасываю туда труп и пишу детектив».
«В этом романе [«Пелагия и красный петух»] я и впрямь нарушил правила игры - не вываливать на головы читателей проблемы, которые меня волнуют в данный момент... Я отошел от этого правила и был не прав».
«Раньше я писал романы за полтора месяца. Теперь - гораздо дольше. Слова замылились, все дается с трудом».

sem40.ru/famous2/m1749.shtml


Балахонов В.Е. От Лекока до Люпена
Предисловие к книге «Габорио Э. и др. Дело вдовы Леруж. М.-Минск, 1991», в которую вошли романы Габорио, Леру и Леблана. О становлении криминального и детективного романа, об их предшественниках и об авторах произведений, вошедших в книгу.
«...здесь, как и во многих других случаях, определение того, о чем мы рассуждаем, оказывается не столь уж простым делом. Практически мы не делаем различия между двумя не вполне тождественными понятиями: роман детективный и роман полицейский».


Балла Ольга. Сознание в эпоху его технической воспроизводимости
«Знание-сила», 2004, № 1
В своей статье О.Балла формулирует множество самых разнообразных суждений о «массовой культуре». Но, к сожалению, все они оказываются неубедительными, поскольку остается неясным сам предмет, относительно которого они высказаны. Общепринятого представления о том, что следует относить к «массовой культуре», нет, и поэтому интересные рассуждения автора просто повисают в воздухе.
«Традиционная новоевропейская эстетика «индивидуального», «неповторимого» оказалась попросту бессильна: массовая культура вообще «по ту сторону» не только индивидуального и неповторимого, но чуть ли не самого привычно понимаемого эстетического».


Галкина Галина. Начитавшись современных детективов
В форме юмористического «руководства по написанию детективов» автор предлагает модель стандартного «современного российского детектива» (каким она его видит).
«Если какой-то одичалый интеллигент может быть еще и спросит Булгакова, то уж книги Тургенева не спросит никто и никогда. Так что, на ниве настоящей художественной литературы ни денег, ни славы уже никто не ищет. Народ дружно читает детективы. А те, кто уже освоил грамоту, вливаются в стройные ряды детективщиков - скорострельщиков».
proza.ru/texts/2001/05/06-48.html


Васильева Е.В. Защитник дешевого чтива, или Размышления Г.К.Честертона о массовой литературе
«Важным достоинством дешевого чтива является, по мысли критика, воплощение в произведениях привычного сочетания героики и оптимизма, которых так не хватает в черно-белой литературе страданий (Честертон), то есть в литературе рубежа ХIX-XX вв.»


Василевский Андрей. «Макулатура» как литература
«Новый Мир», 1997, № 6
Автор статьи, профессиональный литературный критик, выступает в защиту современной русской массовой литературы, которую другие критики считают «макулатурой» и к которой относится большая часть «современных русских детективов». При этом он ссылается на авторитет Честертона, приводя цитаты из его эссе «Шерлок Холмс» и «В защиту дешевого чтива». И всё же пафос автора и ссылка на авторитеты остаются неубедительными. Макулатура она и есть макулатура, по какому бы разряду она не проходила: под видом «детектива» или «экспериментальной прозы».
«...наркотиком при определенных обстоятельствах может стать все, что угодно: и классическая музыка, и богословская литература, и работа, и спорт, - не отвергаем же мы на этом основании спорт, работу и классическую музыку. Между тем есть немало охотников раздувать щеки при упоминании массовых жанров».
«Удивляет не презрение к «макулатуре», а презрение к массовому читателю. Читатель выбирает то, что не скучно. Он не прав?»
«...рискну предположить, что недобро помянутые М. Золотоносовым неприхотливые милицейские романы Александры Марининой («русской Агаты Кристи», как аттестуют ее в издательских аннотациях) гораздо нравственнее многих сочинений, ну, скажем, Виктора Ерофеева».

magazines.russ.ru/novyi_mi/1997/6/wasil.html


Басинский Павел. Космополит супротив инородца
Б. Акунин со своей «Алмазной колесницей» опять служит поводом для политических декламаций автора статьи.
«Что бы ни писали об Акунине критики, как бы ни стонали от зависти братья-писатели, это дьявольски талантливый литератор. Именно литератор. Он начхал на «писательские» претензии, которые у 99% современных «писателей» решительно ничем не обеспечены».


Басинский Павел. Чучело Чайки
Размышления о «Чайке» Б.Акунина и бездушной сущности постмодернизма. О том, что акунинская «Чайка» - очень плохой детектив и что в этом главный недостаток рассматриваемого произведения, автор статьи не упоминает.


Басинский Павел. Штиль в стакане воды. Борис Акунин: pro et contra
«Литературная газета», № 21 (5834), 23 - 29 мая 2001 г.
Автор высоко оценивает литературное мастерство Б.Акунина и считает его серьезным писателем, но сомневается в его идеологической чистоте. Хотя П.Басинский не может (не хочет?) ясно и убедительно сформулировать свои идеологические претензии, но определенно подозревает Б.Акунина (Г.Чхартишвили) в протаскивании чуждой «нам» (антипатриотической и антиправославной) идеологии под видом развлекательных романчиков. Именно в этом автор статьи видит главное доказательство литературной изощренности и социальной опасности рассматриваемого писателя.
«Борис Акунин никоим образом не вписывается в очень старую (в России с XVIII в.) традицию литературного ширпотреба».
«На выучку к Акунину надлежит отправить 90% наших серьезных романистов, чтобы они научились главному, что делает писателя писателем, а не продавцом абстрактной духовности и эстетического самовыражения: умению строить сюжет и рождать персонажей, которые живут, дышат и говорят на страницах без аппаратов искусственного дыхания и искусственной речи. Вот что, несомненно, удается Акунину, вот в чем он сегодня едва ли не первый».
«Во всем этом только наивный не заподозрит подвоха, своего рода заговора элитарщиков, и это-то и заставило меня прочитать Акунина совсем не так, как он сам советует это делать».

lgz.ru/archives/html_arch/lg212001/Literature/art6.htm


Вахитов Рустем. Детектив глазами философа
"...популярность детектива в гуще народной - не что иное, как прямое и недвусмысленное указание на философичность простого, маленького человека, его стихийную, наивную и, наверное, не всегда осознанную, но всегда искреннюю и живую любовь к мудрости".
av-yakovlev.narod.ru/gazeta/filosof_min.html


Агеев Александр. Голод 41
Практическая гастроэнтерология чтения
Подробнейшее изложение критических откликов на последние (2001 год) романы Б.Акунина. При этом автор статьи признается, что романов не читал и читать не собирается, но с их оценкой критиками согласен. Ясно, что при таком подходе к делу всё это ни к «детективной», ни к «литературе» отношения не имеет.
«…из одного уважаемого еженедельника позвонили: дескать, не хочу ли я написать о новых романах Акунина, - и я долго объяснял, почему не только писать про них, но и читать их не хочу».
«Зря, зря Акунин помянул когда-то нехорошим словом "Пашку Немцерова с Архангельского подворья". Не надо обидчивых критиков провоцировать».

subscribe.ru/archive/russ.book/200107/11001436.html


Арбитман Роман. 7,62: модель для разборки?
Новый российский детектив в поисках выхода
«Итоги», 2000, № 26
Обзор российских литературных новинок, выходящих под маркой «детектив».
russ.ru


Арбитман Роман. [Интервью]
Дата публикации: 3 Июля 2003
Интервью с критиком, можно сказать, «специализировавшимся» на детективе и фантастике. Поэтому разговор идет, в основном, о соотношении «высокой» литературы и «низких» жанров.
«Сейчас он [Б.Акунин] - безусловно лучший из стабильно работающих российских детективщиков. Но это, как говорил классик, есть «похвала небольшая»: на фоне Марининой-Дашковой-Устиновой легко быть лучшим; возможно, по этой причине в самых последних романах автор несколько расслабился и сделал несколько неудачных шагов за пределы жанра...»


Бритиков А. Ф. Детективная повесть в контексте приключенческих жанров
В кн: Русская советская повесть 20 - 30-х годов. Л.; Наука, 1976, 408 - 453
Автор уделяет мало внимания поэтике детектива как такового и склонен "растворять" его в общем потоке "приключенческой литературы". Отсюда такие формулировки как "авантюрно-детективный жанр", "формирование документально-исторического и социально-психологического детектива", "советская детективно-приключенческая литература". Из довольно подробного разбора произведений советской приключенческой литературы, выходивших в нашей стране до войны, можно сделать вывод (не формулируемый автором), что практически все они представляют собой убогую халтуру идеологического, и одновременно коммерческого, характера.
"Не все еще дурные традиции жанра позади, и значение современного детектива не следует преувеличивать".


Бродский Всеволод. Вечный шах
О романах Артуро Перес-Реверте - "классика современного интеллектуального детектива", как его рекомендует автор статьи.
"Традиционный английский детектив постепенно сдает свои позиции. Законы жанра изменились: теперь читателю не важно, кто преступник. Важно понять смысл научного трактата, который этот преступник пишет".
"Главное - предоставить читателю своеобразный "культурный конструктор", состоящий из несложного набора штампованных интеллектуальных кубиков"
.
К сожалению, автор перепутал семиотику с семитологией.
guelman.ru/culture/reviews/2002-09-01/Brodsky260802/


Бродский Всеволод. Про злодеев и людей
Книжный обзор. Обсуждая книги на сатанинско-демоническую тему, автор затрагивает и тему детектива:
«...детектив - где весь жанровый механизм подчинен именно моральному двигателю - практически выродился, превратившись в так называемый интеллектуальный детектив - по сути, свой антипод. Сыщик здесь восстанавливает не мировую гармонию - ставя, по примеру какой-нибудь мисс Марпл, тень на заранее отведенное ей место, - а, скажем, непротиворечивую историю искусств; противостояние «старшие голландцы - малые фламандцы» здесь заменяет привычную схватку одинокого героя с темными силами».
kokshetau.online.kz/ot/74.htm


Архипова Ольга. Читатели-непочитатели
«Ижевск школьный», 16.02.2004
Автор статьи обсуждает вопрос о том, что читают (и читают ли вообще) современные дети и подростки. Она считает, что читают «не то» и «не так». Статья завершается сентенцией: «книга, которую можно купить всегда и везде, заплатив мало - книга идеологическая». И хотя автор имела в виду ушедшую (вроде бы) из нашей жизни «советскую литературу», этот вывод можно, вероятно, отнести и к основной массе современных отечественных и переводных «детективов».
«Подростки, в отличие от старшего поколения, воспринимают мир визуально, то есть готовыми, не требующими домысливания образами, поэтому в их жизни так значимы комиксы и глянцевые журналы. Литература, требующая интеллектуальных усилий (а это практически вся школьная программа), такой категории читателей, как тинейджеры, малоинтересна, более того непонятна. По этой же причине не в почете у школьников классические детективы и романы-приключения (Джек Лондон, Марк Твен, Конан Дойл), но, например, детективы Дарьи Донцовой с упрощенным языком, интригующей сюжетной линией в подростковый репертуар чтения входят. Думается, не зря на российском книжном рынке появились повести Бориса Акунина в комиксах...»


Гладких Николай. «Провинцiальный детективъ» - новый проект Бориса Акунина
«В романах «фандоринского» цикла почти на всех событиях и героях лежит печать необычности и невероятности - этим они ближе к приключенческому роману XIX века, чем к психологическому детективу. …Действие в большей степени удивляет, чем затягивает…»
«И вот перед нами новый Акунин. «Пелагия и белый бульдог» - первый роман сериала «Провинциальный детектив». Все сильные стороны, которые отличали «Фандорина», здесь присутствуют в полной мере: и превосходный язык, и тонкая стилизация, и богатый познавательно-исторический план, и масса умных мыслей. …Но появилось и новое качество. … Не сомневаюсь, что «Пелагия и белый бульдог» - на сегодняшний день лучший роман Бориса Акунина…»


Гладких Николай. «Если бы его не было, его следовало бы выдумать»: Борис Акунин
«Если говорить откровенно, «фандоринский» цикл, при многочисленных достоинствах, в чисто детективном плане не безупречен. ... Зато «Пелагия и белый бульдог» - роман безукоризненный: детективная интрига и развязка не уступают описанию нравов, мастерству стилизации, изобилию ассоциаций».
«На фоне кошмарно искореженных представлений о хорошем и плохом, которые насаждает сегодняшний российский криминальный роман, Эраст Фандорин и Пелагия Лисицына - носители по хорошему консервативных, охранительных идеалов классического детектива. ...идеальный дух русской классики с ее прославленной этической требовательностью плюс английский морализм, незыблемый для Конан Дойля, Честертона и Агаты Кристи, чувствуются на каждой странице Б. Акунина».


Гладких Николай. Борис Акунин - новая звезда российского детектива
Напечатано в газете «На дне», 2000, 1-15 марта, № 9 (86), с. 17.
Хвалебная рецензия на роман Б.Акунина «Турецкий гамбит». Идеал современного детектива для автора статьи воплощается в романе Умберто Эко.
«...за серией казалось бы непритязательных книжечек стоит автор с солидным интеллектуальным багажом. Конечно, говорить, что романы Б. Акунина - «наш ответ Умберто Эко», было бы преувеличением (во всяком случае, пока). Знаменитый итальянец масштабнее и по охвату проблем, и по кругам ассоциаций, и по стилевым претензиям. Но это явления близкого поля - умная стильная проза, интересная и доступная читателю любого уровня».


Гладких Николай. Русский проект - криминальный проект: новый российский боевик и детектив
Статья в основном сводится к перечислению книгоиздательских серий и отдельных авторов.
«В 1990-х годах в России были замечены два явления. Первое - криминализация всех сфер жизни, а второе - индустриализация в производстве литературы. Соединив эти явления, мы получили необозримое количество книг криминальных жанров - детективов и боевиков».


Владимиров В. Детектив как феномен современной культуры
"Редко встретишь в современном детективе логическую игру, может быть, какое-то подобие и есть, но она не вызывает у читателя ни любопытства, ни иллюзии соучастия в процессе расследования. В таких детективах интерес может держаться на запутанности сюжета, но и то до определенного момента. Запутанность бывает неразборчива до такой степени, что распутать ее не может даже сам автор".
diaghilev.perm.ru/art/dokl/00021.htm


Владимирский Василий. Мерная барабанная дробь
(Дело о «Приключениях Гаррета» Глена Кука)
Рецензия на цикл романов о Гаррете, «частном сыщике, действующем в мире, населенном магами-аристократами, сказочными существами и ревнивыми древними богами». Может ли читатель детективов предположить, что роман под названием «Золотые сердца с червоточинкой» относится к любимому им жанру? А автору рецензии это не мешает, как и наличие в нем магов-аристократов. Придерживаясь (на практике) теории «детектива без берегов» и ссылаясь при этом на тезис Т. Кестхейи о сходстве детектива с волшебной сказкой, он пишет:
«...функцию помощника героя тут и вовсе выполняет существо, необычное даже для мира Гаррета - мертвый логхир, способный читать лежащие на поверхности мысли и стремительно делать сложнейшие логические умозаключения». Ну, и так далее. fantasy.ru/fz/body74.htm


Блажнова Татьяна. Недолгое счастье Эраста Фандорина
«Московская правда», 12.05.1998
Рецензия на роман «Азазель».
«…Бакунин [так в тексте], вообще-то говоря, может быть, и не очень большое литературное дарование. Будь большое, не стилизовался бы под XIX век, не играл в литературные игрушки, а непременно хотел сказать свое. Однако стилист он классный. И выдумщик».
guelman.ru/slava/akunin/blazhnova.html


Акимов Б.С. О сыщике частном замолвите слово
Довольно подробное изложение биографии Дэшила Хэммета, которого автор статьи считает крупным талантом, не развернувшим в полную силу свои литературные возможности из-за ухода в писание сценариев для Голливуда и в политическую деятельность.
«Рассказы, в которых он [герой Хэммета] действует, больше напоминают гангстерские боевики, где выстрелить первым не менее важно, чем «вычислить» преступника».
«...с 1927 по 1930 год Хэммет сотрудничает в журнале «Субботнее литературное обозрение», ведя критический раздел, где печатает рецензии на выходящие в свет детективные произведения. Кстати говоря, именно здесь писателю удалось обобщить и обнародовать свои представления о современном детективе, сформулировать законы жанра и найти ему достойное место в общем литературном процессе».


Альтшуллер Г.С., Селюцкий А.Б. Сила разума. Кое-что о Шерлоке Холмсе
Глава из книги "Крылья для Икара: Как решать изобретательские задачи. Петрозаводск, 1980"
Текст, повторяющий (с небольшими разночтениями) ранее опубликованную работу Г.С.Альтшуллера "Шерлок Холмс и ТРИЗ". Здесь же помещены и другие главы этой книги, посвященные применению методов ТРИЗ в науке и художественном творчестве (в научной фантастике).
altshuller.ru/triz/investigations2.asp


Богомолова Валентина. Интересное чтиво
Коллаж, склеенный (без указания источников) из отрывков нескольких статей о Конан Дойле.


Воронова Надежда. Шерлок Холмс. Миф или реальность?
О Конан Дойле и его герое. Есть интересные подробности.
«Почему-то многие считают Ватсона человеком недалёким и полностью лишённым индивидуальности. На самом же деле, это был обаятельный джентльмен, к достоинствам которого можно отнести бесстрашие, терпимость, безупречное отношение к женщинам, литературную одарённость, способность иронично относиться к самому себе и не впадать в уныние ни при каких обстоятельствах. А уж глупым Ватсон определённо не был».
bibliogid.ru/heroes/lubimye/lubimye-sherlokholms


Борхес Хорхе Луис. Мануэль Пейру "Спящий клинок"
Борхес Х.Л. Собрание сочинений в 4 томах. Т. 2. Новые расследования. Произведения 1942 - 1969 годов. СПб: Амфора, 2000, с. 698-699
Рецензия, опубликованная в Буэнос-Айресе в 1945 году, на книгу рассказов аргентинского писателя, друга Борхеса. Автор рецензии оценивает рассказы М. Пейру выше детективных новелл Честертона и не скупится на хвалебные эпитеты.
"...детективная новелла не имеет ничего общего с детективным расследованием, тонкостями токсикологии или баллистики. Излишек правдоподобия, реализма может ей только навредить; речь идет о таком же искусственном жанре, как пастораль или басня".


Головин Евгений. Артур Конан Дойл и спиритуализм
Автор статьи характеризуется как «маг, поэт, блистательный эрудит, основатель нового направления в герметической науке», и, несмотря на это, в статье приводятся любопытные факты из биографии Конан Дойля и излагается интересный взгляд на образ Шерлока Холмса.
«Конан Дойл не просто писатель, и не просто автор развлекательной беллетристики. Конан Дойл - эпический сказитель, творец мифа о Шерлоке Холмсе - последнего европейского мифа».
«...в личности Шерлока Холмса, на наш взгляд, отразился распад позитивистского умонастроения его творца. Этот герой был задуман как воплощенный суперлатив европейского позитивизма... [но] Шерлок Холмс стал мифическим героем не благодаря, но вопреки своему методу. Он, в сущности, одинокий постбодлеровский романтик... И Шерлок Холмс блистает не дедуктивной логистикой, но разумом в определении Кольриджа, то есть «...независимым от предыдущего опыта интуитивным пониманием больного нерва проблемы»».

arctogaia.com/public/golovin/golov-2.htm


Бондаренко Владимир. Акунинщина (Заметки Зоила)
«Завтра», 2001, № 4(373)
Сами понимаете, автору заметки не до теории детектива.
«Лауреатом стал Борис Акунин со своей «Коронацией»… Это же позор для всей нынешней культуры. ... Так и вспоминаются вдруг слова Ленина из его статьи о партийной литературе...»
zavtra.ru/cgi/veil/data/zavtra/01/373/81.html


Востриков Николай. Лохотрон
Крайне неодобрительное мнение об «иронических детективах» Д.Донцовой.
«Зачем гражданское население (народ) научилось читать? Ответ дает издательство-монстр: чтобы мять в руках этот пипифакс».


Андреев Кирилл. Противник Шерлока Холмса
О Конан Дойле, его произведениях, его литературном архиве. Много интересных деталей. Статья практически не касается детектива как жанра.
«Все книги этой серии не имеют ничего общего с уголовными романами Габорио или Понсон дю Террайля. Это не книги о преступлениях и преступниках, а повествования о приключениях человеческой мысли, раскрывающей преступления.»


Анджапаридзе Г. Вступительное слово
("Библиотека классического зарубежного детектива в четырнадцати томах". Том 1. - М.: Молодая гвардия, 1991) Текст дан в сокращении.
"Сегодня мы с необыкновенной легкостью... называем детективом произведения, строго говоря, не являющиеся детективом в традиционном смысле: криминальный роман, полицейский роман, боевик, шпионский роман и т.д."
"Жесткая сюжетная схема и придает детективу ту структурную завершенность, которая неизменно позволяет отличить его в широком потоке художественной прозы".


Анджапаридзе Г. И все-таки он существует!
"Литературное обозрение", 1987, № 8, 27 - 31
Текст для сугубо внутриведомственного употребления. Не упоминается ни одно произведение, которое можно было бы назвать детективом.
"...немало книг этого типа появилось именно в Кении, которая с первых дней обретения независимости пошла по капиталистическому пути развития. ...Читается же роман с неослабевающим интересом, ибо это - правдивый рассказ о современной Кении и о сложных проблемах, стоящих перед страной"..


Астапенков А., А. Титов. Биография Агаты Кристи (1890 - 1976)
Большая статья, в которой авторы касаются и вопросов творчества А.Кристи.
«...в те времена всякий уважающий себя любитель детектива стремился сам докопаться до истины. Агата Кристи ориентируется именно на такого пытливого читателя, стремящегося разгадать роман до denouemenz [Развязки (фр.)]. Именно такому читателю ее романы доставляют наибольшее удовольствие».
«...не может не поражать неиссякаемая фантазия писательницы, изобретающей все новые и новые трюки, которые позволяют ей до поры до времени «скрыть» убийцу. Прелесть этих, казалось бы, сугубо «игровых» романов-головоломок состоит в том, что эмоциональность и психологизм проявляются не во взаимоотношениях персонажей, а в общении автора с читателем. В этой «дуэли» Агата Кристи проявила столько лукавства и изобретательности, что среди ее коллег не найдется ни одного, кто мог бы с ней сравниться. Роберт Барнард вполне справедливо утверждает, что ей принадлежит подавляющее большинство самых оригинальных детективных ходов».

bestlibrary.ru/catalog/avt/crisbio.shtml


Буало-Нарсежак. Соавторы друг о друге
Сокращенный текст эссе, в котором работающие в соавторстве П.Буало и Нарсежак взаимно характеризуют (хвалят) друг друга и свое совместное творчество.
«Нам хотелось бы сделать «роман-загадку» более гибким, что означало вдохнуть в него жизнь, попытаться приблизить его к реальности, от которой он был так далек».


Буало-Нарсежак: формула успеха. (Эволюция и реабилитация детективного жанра)
«Вопросы литературы», 1997, № 4, 191-204
Интервью, которое работавшие в соавторстве французские писатели Пьер-Луи Буало (1906-1989) и Тома Нарсежак (псевдоним Пьера Эро (род. 1908)) дали французскому журналисту в 1978 году. Интервью предваряется вступительной статьей Л.Завьяловой.
В своих суждениях о детективе Буало и Нарсежак не выходят за рамки популярного среди создателей бульварной литературы мнения о том, что классический детектив изжил себя и что сегодня романы на криминальную тему должны быть «ближе к жизни и к читателю».
«Железный каркас детективного романа - вереница свидетелей, переплетение ложных следов - лишь соус, без которого можно прекрасно обойтись... И мы без него прекрасно обходимся. Потому что у повседневной жизни есть своя значительность и читатель охотнее берется за романы, в которых узнает себя, нежели за опреточные детективы с их невероятными приключениями».
«Роман-загадка исчерпал себя: здесь уже все сказано, испробовано, все комбинации исчерпаны, все способы убийства найдены. Остается одно - плагиат. Это немножко напоминает тайну запертой комнаты, где совершено преступление... Возможны лишь три гипотезы: преступление совершено либо до прибытия свидетеля, либо в его присутствии, либо после его ухода. И никакой хитрый прием четвертую не породит».

Из статьи «От эпилепсии к саспенсу» (1952): «Рецепт спасительного лекарства не в том, чтобы добавлять саспенс к детективному роману, а в том, чтобы интегрировать детективный роман в саспенс. Иными словами, детективному роману следует не демонстрировать «игру ума», которая исчерпала свою притягательность и свои ресурсы, а обратиться к жизни с ее реальными драмами».


Бугославская Ольга. Артуро Перес-Реверте. Клуб Дюма, или Тень Ришелье
Опубликовано в журнале: «Знамя», 2003, № 8
Автор статьи считает, что А.Перес-Реверте далеко не У.Эко (романы которого, вероятно, представляются О.Бугославской эталоном «современного интеллектуального детектива») и подробно объясняет, чем ей не понравилась рецензируемая книга.
«Перес-Реверте имеет репутацию автора, пишущего для самой взыскательной публики и стоящего рангом не ниже Умберто Эко. ... Восторги, справедливые в отношении лучших романов Переса-Реверте - «Фламандская доска» и, особенно, «Кожа для барабана», - автоматически распространяются на все, вышедшее из-под его пера».
«Клуб Дюма» не блещет ничем из того, за что его так хвалили. Ни невероятно захватывающим сюжетом, ни выверенностью и отточенностью, ни чрезмерной оригинальностью. Разве что из него действительно многое можно узнать о писателе Дюма и о состоянии книгопечатного дела в средневековой Европе».
magazines.russ.ru/znamia/2003/8/bugo.html


Бузина Олесь. Сыщики под следствием
«Киевские ведомости», № 50 (3147), Суббота, 6 Марта 2004
Типичный по содержанию, но редкий по откровенности текст, уничтожающий детектив за его «неправдоподобие». Выяснивший, что «реальная жизнь» совсем не такая, какой она представлялась ему в детстве при чтении увлекательных книжек, молодой журналист рвется вправить мозги всем, кто этого еще не понял.
«Беда детектива в том, что он изображает вымышленных людей в неправдоподобных обстоятельствах».
«Человеческая глупость, умноженная на полуграмотность, дала удобрение той городской почве, на которой выросли такие имена, как Конан Дойль и Агата Кристи».
«Любимым в детстве детективам я вынес собственный приговор - вечная ссылка на самую дальнюю полку в библиотеке».


Бурбан Владимир. Властелин мира, созданного собственным воображением
Зеркало Недели On The WEB, № 20 (495), Суббота, 22 - 28 Мая 2004 года
Статья о Конан Дойле, о котором автор пишет: «Он прославил Англию, облагородил все человечество. Он создал мир, которого никогда не было, но который все-таки существовал, существует и будет существовать».
«Во всем мире тогда, да и теперь, принято считать литературный гений Артура Конан Дойла несостоявшимся, а его шерлокиана нередко оценивается как «хорошая плохая литература». Вместе с тем созданный им образ Шерлока Холмса так же бессмертен, как Гулливер Джонатана Свифта, Робинзон Крузо Даниеля Дефо, Оливер Твист Чарльза Диккенса...»
«Шерлокиана положила начало новой литературе, но в то же время породила лавину бездарных подражаний, пародий, подделок. Их авторам трудно было удержаться на уровне Мастера, их заглатывал мир насилия, кулака, пистолета, зубодробления».


Гурский Лев. А вы - не проект?
«Нева», 2002, № 11
Большая статья о самых разнообразных предметах, но часть ее - о современной массовой литературе, в том числе и о «детективах».
«Рынок беллетристики в России держится на трех китах: подлости издающих, жадности издаваемых и безволии потребляющих».
«Элементарный профессионализм - вот что не выдерживает финансового прессинга. ...авторы портят СОБСТВЕННЫЕ песни. Лично. Построение сюжета, логика характеров, особенности композиции - все это подчиняется не литературным, но экономическим законам. Там, где краткость - сестра бедности, где длинноты приносят прибыль, где протяженность жизни персонажа имеет денежный эквивалент и где точка ставится в месте, указанном бухгалтерией, - там кончается искусство (даже маленькое, для бедных)...»
«На гребне волны мазохизма особо засветились российские книгоиздатели, чьи суицидные наклонности видны невооруженным взглядом: под обложкой каждой второй книжицы в манком переплете зреют новые октябрьские революции вкупе с хрустальными ночами».

magazines.russ.ru/neva/2002/11/gursk.html


Гудков Л., Дубин Б., Страда В. Массовая литература как социальный феномен
Текст представляет собой главу из книги «Литература и общество: введение в социологию литературы» и мало чем отличается от «энциклопедической» статьи Б.Дубина «Массовая литература».
«Образцы подобной словесности раскупаются, прочитываются, пересказываются читателями друг другу практически в одно и тоже время, как бы по модели свежей газеты или «тонкого» многотиражного журнала… Поэтому процесс массового потребления каждой отдельной книги такого типа, как правило, достаточно короток (в пределах сезона - двух), приток же новых произведений всегда велик».


Вербиева Анна. Гремучий студень русского вопроса
«НГ - Ex libris», 13 января 2000 года
Рецензия на роман Б.Акунина «Статский советник». А.Вербиева считает, что из неразберихи «русских вопросов» Б.Акунин выходит, избрав какой-то «третий путь», который ему помогает найти «восточная мудрость». Всё это изложено довольно-таки туманно, но ясно, что роман автору рецензии очень понравился.
http://www.zakharov.ru/press/13_01_00.shtml


Вербиева Анна. Акунин умер! Да здравствует Акунин!
«НГ - Ex libris», 18 мая 2000 года
Рецензия на романы Б.Акунина «Коронация, или Последний из романов» и «Пелагия и белый бульдог». Говоря о романе «Коронация», автор рецензии упрекает Б.Акунина в том, что сюжет романа не сбалансирован: по ее мнению, трагичность описываемых реальных событий (Ходынка) разрывает условную ткань детектива.
«Детектив - жанр уютный, домашний. ...А в «Коронации» много серьезных тем, традиционных для русской литературы».
«У Акунина картонным, пожалуй, остается только один персонаж - преступник. Но каким же он выглядит неубедительным, а вся вокруг него интрига - натянутой на фоне живых людей и исторической трагедии!»


Вербиева Анна. Эллинизм детективного жанра
«Независимая газета - Ex Libris», 15.04.1999
Восторженная рецензия на первые романы Б.Акунина.
«Ясно одно: кто бы ни скрывался под таинственным псевдонимом «Б. Акунин», это большой талант, исключительная умница».
О романе «Левиафан»: «Мало того, что тут Б. Акунин, как на параде, задействовал весь арсенал классического детектива, но четыре (!) ложных финала - это невиданный пилотаж сюжетостроения».


Герои времени. Настя Каменская
Передача Радио «Свобода». Автор и ведущий: Петр Вайль
Из всех проблем - политических, гендерных, социально-психологических и прочих, - которые затрагиваются участниками передачи в связи с обсуждением творчества А.Марининой, проблемы детективного жанра стоят на последнем месте. И все же кое-какие суждения о романах Марининой, как о детективах, в передаче присутствуют.
Анатолий Вишевский: «Детективный сюжет - часто просто способ удержать внимание читателя и дать ему ту пилюлю, которую автор собирается ему дать. Часто у Марининой детективы не держат настолько внимание читателя, чтобы они были интересны без этого дополнительного элемента. Это не Агата Кристи».
Наталья Иванова: «Детективы Марининой предмет скорее для аналитика-социолога, чем для литературного критика».
svoboda.org/programs/cicles/hero/13.asp


Березин Владимир. Компромисс
«Знание-сила», 2004, № 1
По мнению автора статьи, сегодня «хорошо сделанная массовая культура» строится на компромиссе: в развлекательный жанр (например, детектив) вставляются элементы «высокой» литературы. Эта схема иллюстрируется рассуждениями о романах Б. Акунина и Л. Юзефовича. Остается непонятным, зачем авторы так усложняют свою задачу, ведь гораздо проще написать два романа: один для «высоколобых», а другой для «плебса».
«Специфика современной ситуации в том, что время описательной литературы кончилось - то есть кончилось ее время на рынке. Для того чтобы сделать текст успешным, он должен содержать интригу - и проще всего сделать эту интригу на схеме детектива. Получается компромисс между лихим сюжетом и тонким «плетением словес».


Березин Владимир. Общество дохлых поэтов
Герои Акунина выясняют свои отношения с самоубийством
«Ex libris НГ», 7 мая 2001г.
Рецензия на романы «Любовник Смерти» и «Любовница смерти»
«Напрасно Григорий Чхартишвили ранней весной хотел было проститься с Фандориным. Наш ему совет: Фандорина надо лелеять. …ваять из него национальную идею, об отсутствии которой так тоскует отечество».
exlibris.ng.ru/printed/izdat/2001-07-05/1_community.html


Веллер Михаил. Технология рассказа
Глава 7. Эстетическая концепция
"Художественные достоинства не исчерпываются богатством стиля, глубиной психологизма и мощностью идей, как обычно принято считать. Шерлок Холмс - блестящее тому подтверждение. Сам Конан-Дойль, как известно, невысоко ценил этот цикл, ставя свои исторические романы гораздо выше. Кому они сейчас нужны? А образ великого сыщика обрел бессмертие и по прошествии ста лет заслонил прочих героев великой английской литературы XIX века. Доктор Ватсон излагает события банальным языком - но этот банальный язык выразителен и эффектен. Все произведения построены одинаково - но эта одинаковость доставляет наслаждение читателю: он встречает старых друзей и предвкушает то интересное, что сейчас начнется".


Белов Сергей. Литература или окрестности?
«Литературное обозрение», 1986, № 12, 28-34
В статье, напечатанной как выступление в дискуссии о зарубежном детективе, автор утверждает, в частности, что переход от классического («интеллектуального») к крутому («черному») детективу произошел не по прихоти писателей и книгоиздателей, а вследствие изменившегося социального климата: «Не столько умением думать изобретательнее, чем преступники, сколько способностью бегать быстрее, а в иных случаях и более метко стрелять, определялась профессиональная пригодность борцов со злом».
«Если Конан Дойл (а с ним и его многочисленные последователи) исходили из предпосылки, что с миром в общем-то все в порядке, для Хеммета и Чандлера действительность выказывала признаки серьезного неблагополучия. Детектив из консервативного (или нейтрального) становится критическим».


Белов Сергей. Дороти Сейерс. Биография
Очень краткая биографическая заметка.
«Дороти Сейерс не считала детективный роман настоящим искусством. «Детектив как жанр не достиг и по своему определению не может достичь уровня настоящей литературы», - писала она в предисловии к составленной ею трехтомной антологии детективной прозы. Вместе с тем она совершенно всерьез относилась к собственному писательству. В ее романах, выдержанных в русле классического детектива, есть запоминающиеся характеры, остроумные наблюдения, многочисленные литературные аллюзии».


Белоусов Роман. Ошибка сыщика Дюпена
Глава из одноименной книги (Белоусов Р. Ошибка сыщика Дюпена. Записки литературного детектива. Т. 1. М.1996, с. 288-304), в которой рассказывается о возникновении рассказа Э.По «Тайна Мари Роже» и о реальном преступлении, лежащем в основе его сюжета. В центре внимания автора сложное положение, в которое попал Э.По, когда выяснилось, что разгадка, предложенная Дюпеном в рассказе, расходится с тем, какой оборот приняло расследование описываемого случая в реальности.
«…его [Дюпена] уединенный образ жизни и та сосредоточенность, с которой он совершенствует в одиночестве свое искусство, тренируя ум, казались вполне естественными для человека, раскрывающего законы диалектического мышления».


Белоусов Роман. Убийство в Роуд-Хилл
Глава из книги Р.Белоусова «Ошибка сыщика Дюпена» (М.1996), в которой интересно рассказывается об истории создания двух романов У.Коллинза - «Женщина в белом» и «Лунный камень», а также о Джонатане Уичере - лондонском полицейском, ставшем прототипом знаменитого сыщика Каффа.
«Общее восторженное мнение [о романе «Лунный камень»] подытожил Чарлз Диккенс. «Это очень занятная вещь, - писал он, - необузданная и все же послушная воле автора, в ней превосходный характер, глубокая тайна и никаких женщин под вуалью». Великий писатель отметил необыкновенную тщательность и достоверность романа Уилки Коллинза, «во многих отношениях лучшего из всего, что он сделал»».
rassvet.websib.ru/chapter.htm?no=51


Белоусов Роман. Человек, который был Шерлоком Холмсом
«Чем больше Конан Дойль писал о Шерлоке Холмсе, тем больше развивались и его собственные способности к дедукции и тем сильнее становилось его косвенное и прямое влияние на криминалистику. К этому выводу приходят Майкл и Молли Хардвик - авторы недавно изданной в Лондоне книги о Конан Дойле (некоторые факты из нее использованы в этом очерке). Они считают, что образ знаменитого сыщика вобрал в себя многие черты характера самого автора».


Генис Александр. Танец с саблями
В передаче 2002 года на Радио "Свобода" А. Генис затрагивает многие темы и среди них поэтику детектива. Есть интересные высказывания об А. Кристи, о Б. Акунине, о детективе вообще, о "Властелине колец" и о "Гарри Поттере", но наиболее подробно обсуждается фильм Р. Олтона с детективной интригой "Госфорд Парк".
"Пока волшебные приключения утешают Америку младшего возраста, взрослые ищут спасения в другом испытанном средстве - детективе. Надежная защита от абсурда, он дает как раз то, чего сейчас больше всего не хватает. Ужас террора в том, что ему все равно, кого убивать ...Такому преступлению не нужны мотивы. Зато детектив - оружие с высокой избирательной способностью. Умышленное злодеяние разит не кого попало, а лишь тех, чья смерть полезна преступнику. Цитируя любимый тезис Ленина - "кому выгодно, тот и виноват", детектив возвращает в современную жизнь онтологическую устойчивость".
http://www.svoboda.org/programs/OTB/2002/OBT.030602.asp


Веденеев Д. С. Книжный маркетинг
«Маркетинг в России и за рубежом», 1998, № 5
По мнению автора статьи, книжный маркетинг включает в себя все этапы от изучения рынка и создания идеи книги до ее продажи (а медицинский маркетинг, вероятно, от изучения регионального спроса на диагнозы и популярные среди пациентов методы лечения до продажи лекарств и установления цен на хирургические операции и на снятие порчи). Судя по всему, исповедуемые автором взгляды имеют широкое распространение среди тех, от кого зависит издательская политика. В этой, предназначенной для «внутреннего употребления» статье они выражены вполне откровенно.
«...учитывали те доминанты и стереотипы потенциальных читателей, которые заставляли их при покупке энциклопедии чувствовать себя «более значительными»
«...были выявлены следующие сегменты читательской аудитории:
читатели классического детектива (Р. Стаут, Дж. Сименон, А. Кристи, С. Гарднер и др.),
читатели «классического боевика» (Чейз, Магдональд, Маклин и др.),
читатели «не кровожадного» российского боевика (... Леонов, Корецкий, Маринина ...),
читатели «кровавого боевика» (Бушков, Воронин и др.).
Оказалось что, наиболее многочисленная аудитория у двух последних типов детективов».
«Если учесть специфику книги, как товара... оформлению следует уделять не меньше внимания, чем выработке идеи».
«...даже в пределах одной серии, книги с более интересным, интригующим названием, как
правило, пользуются большим спросом».
«Есть еще один фактор, который не относится к оформлению, но сильно влияет на успех книги. Речь идет об авторе. Если автор популярен, то его имя может перевесить как неудачное название, так и неудачное оформление».

http://www.cfin.ru/press/marketing/1998-5/06.shtml


Зайцева Юлия. Борис Акунин: «Хочу заняться сочинением компьютерных игр»
Интересное интервью с Г. Чхартишвили, пишущим детективные романы под псевдонимом «Б.Акунин». (Этот же текст помещен и по адресу: http://www.sem40.ru/interview/hot/6590/)
«Отличие подлинной литературы от литературного проекта в том, что проект должен быть очень хорошо просчитан. Кроме того, серия о Фандорине - не только литературный и культурный проект, это еще и бизнес- проект. И это мне тоже интересно. Я хочу попытаться создать принципиально новую схему существования автора на книжном рынке, когда автор не является существом, зависимым от литературного агента или издателя, а находится в центре этого производственного процесса».
«...я не писатель, я беллетрист. Разница состоит в том, что писатель пишет для себя, а беллетрист - для читателя».
«...я люблю жанр детектива, потому что он предполагает некую интерактивность. Писатель вовлекает читателя в игру, заставляет его шевелить мозгами. Читатель начинает думать, кто убил, выстраивает какие-то версии. Угадал, не угадал - уже не важно. Это жанр продуктивный».

http://rus.delfi.lv/archive/article.php?id=5837348


Замостьянов Арсений. Майор Пронин
Собрание различных текстов, связанных с именем «майора Пронина» - литературного героя из произведений Л.Овалова. Большинство текстов - как бы литературоведческие исследования («Пронинское ассорти. Герой массовой литературы в социо-культурном контексте», «Рок-н-ролл для майора Пронина», «Золотые дни майора Пронина», «Война майора Пронина»; об одном из них - «Майор Пронин. Родословная героя»- см. ниже), но здесь же и киносценарий «по мотивам произведений Л.С.Овалова» («Блюз для майора Пронина»). В целом, этот «проект» служит еще одним доказательством того, что сегодня существует явно выраженный социальный заказ (и заказ этот хорошо оплачивается) на создание читателя, которому «библиотечка военных приключений» дороже всех «зарубежных детективов».
http://anguium.narod.ru/major_Pronin.html


Замостьянов Арсений. Майор Пронин. Родословная героя
Большая статья, выдержанная в агиографическом стиле, о Льве Овалове (псевдоним Льва Сергеевича Шаповалова) - советском писателе, создателе образа чекиста майора Пронина, чье имя стало нарицательным для обозначения туповатого советского сыщика и даже вошло в анекдоты. Трудно предположить, что автору на самом деле интересна та убогая, даже по советским меркам, халтура, о которой он пишет столь восторженно. Скорее всего это «постмодернистский проект», стилизованный под критическую статью советского времени и сработанный по заказу издательства, которое в 2002 году намеревалось переиздавать «детективные» произведения Л.Овалова. Приведена интересная цитата из В.Шкловского 1939 года.
«...Виктор Шкловский... интересовался детективами Льва Овалова, несколько раз упоминал майора Пронина и в статьях, и в фундаментальных трудах. Особенно важно первое рассуждение Шкловского о Пронине: «Советский детектив у нас долго не удавался потому, что люди, которые хотели его создать, шли по пути Конан Дойла. Они копировали занимательность сюжета. Между тем можно идти по линии Вольтера и еще больше - по линии Пушкина. Надо было внести в произведение моральный элемент... Л. Овалов напечатал повесть «Рассказы майора Пронина». Ему удалось создать образ терпеливого, смелого, изобретательного майора государственной безопасности Ивана Николаевича Пронина... Жанр создается у нас на глазах».
Однако автор статьи с мэтром отечественного детективоведения не согласен и в споре с ним делает открытие в области теории детектива:
«...Овалов сделал очевидную установку на классический детектив. С этим и победил. Классический детектив - это прежде всего антураж, создаваемый вокруг главного героя. Дымящаяся трубка старого холостяка Холмса, его халат, скрипичная игра и увлечение оперой. Пронин тоже убеждённый холостяк, у него имеется говорливая домоправительница Агаша (миссис Хадсон, напротив, молчалива), текинский ковёр на стене, гитара, любовь к армянскому коньяку и футболу».
Если читать этот текст как пародию, то это даже забавно.
http://anguium.narod.ru/major_Pronin_5.html


Захаров В. Этика детектива
"Нева", 1986, № 7, 154-159
В качестве примеров хороших детективов автор статьи приводит "Эру милосердия" А. и Г. Вайнеров, романы А. Адамова, поэтому все его рассуждения бьют мимо цели: к детективу они отношения не имеют.
"Возможности фабульного детектива исчерпаны до дна. Это хорошо видно в Западной Европе и США, где он превратился в массовую продукцию, утратив черты литературы".
"Обратимся к произведениям, где искусственный лед детективного беллетризма растоплен неподдельной человечностью, нравственными исканиями, трудом души".


Захаров Андрей. Борис Акунин: опыт культурологического анализа
Большая статья, в которой автор обсуждает критические мнения о романах Б.Акунина и сами романы, ставя себе задачу «рассмотреть феномен Бориса Акунина в тесной связи с современной общественно-идеологической и общекультурной ситуацией». На деле, автор приходит к довольно нехитрым выводам:
«Детективы Бориса Акунина обладают несомненными художественными достоинствами: прекрасная стилизация, интересный сюжет, интрига, легкий и веселый ритм - говоря просто, его книги интересно читать и оторваться от них подчас очень тяжело».


Зверев А. Несравненная леди Агата
Текст (данный на сайте в сокращении) представляет собой послесловие к книге «А. Кристи. Восточный экспресс. М.1991»
«Есть в ее романах нечто родственное шахматным композициям, требующим тонкого чутья, безупречной логики, но и только. В общем и целом произведения Агаты Кристи подчиняются скорее правилам игры, чем законам жизни».
«По-настоящему Кристи занимала только борьба между преступником, старающимся скрыть истину, и сыщиком, ее устанавливающим, причем даже не сама истина, а причудливый, крайнезатрудненный путь к ней. Поэтому убийство в ее книгах выполняет, строго говоря, чисто служебную роль: оно необходимо, чтобы завязался главный сюжет»


Зверев А. Что такое «массовая литература»?
В кн.: Лики массовой литературы США. М.1991, с. 3-36
Автор не дает прямого ответа на поставленный в заглавии вопрос, но пытается описать некоторые особенности «массовой литературы» в США.
«Массовая культура так и не стала эквивалентом всей культуры стран Запада. Это лишь одна из ее сфер, обладающая своей спецификой… Но нельзя не заметить, что развитие как раз этой сферы происходит наиболее интенсивно и что она навязывает свои нормы той культуре, которая стремится сохранить независимость от ее стандартов».
«…облик эпохи сегодня легче воссоздать из произведений массовой беллетристики, чем из книг, притязающих на серьезное художественное значение».
«Наиболее важным изменением, которое претерпела массовая культура в США начиная примерно с рубежа 60-70-х годов, представляется ее резко поднявшийся престиж в качестве того незаменимого хроникера текущей общественной жизни, каким прежде была «большая» культура».


Золотоносов Михаил. Принцесса копает под Кремль
Новые тенденции литературы для народа: проще не бывает «Московские новости» , 2003, № 48
Заметки о тенденциях развития современного «отечественного детектива».
«Донцова уже оттеснена на второй рыночный план, и поделом, потому что по сравнению с Устиновой чересчур сложна».


Рабинович Елена - Аркадий Блюмбаум. «Детектив напоминает нам, что почем»
«Критическая Масса», 2002, № 1
Беседа двух филологов на литературные темы. В центре беседы «сериал Б. Акунина о Фандорине и сериал Дж. К. Роулинг о Гарри Поттере». В ходе разговора авторы касаются и проблем детективного жанра в целом.
«Аристотель же не читал детективов! - Конечно, не читал, их тогда и правда не было, зато он, можно сказать, о них писал: к детективу сводится тот образцовый сюжет, которого он ждет от трагедии и который он в хорошей трагедии находит».


Ранчин Андрей. Романы Б. Акунина и классическая традиция
Повествование в четырех главах с предуведомлением, нелирическим отступлением и эпилогом
«Новое литературное обозрение», 2004, № 67
Две первые части этого большого сочинения были напечатаны ранее под названием «Четыре заметки…», но в окончательном тексте они значительно переработаны автором.
«…если «Приключения Эраста Фандорина» — детективы, то разыскивается в них не преступник, а исторические анахронизмы и чужие тексты».
«Акунинские романы собираются из мотивов и аллюзий — кубиков, как домики в детском конструкторе. Но собрать эти тексты непросто. Борис Акунин достигает в своей игре истинного мастерства».
«…подразумеваемого Басинским романиста Эмина звали не Георгом, а всего лишь Федором (Басинский, вероятно, спутал его с армянским писателем Геворгом Эмином)…»
[Любопытно, что автор допустил в своей статье аналогичную ошибку, спутав Огюста Дюпена - героя детективных рассказов Эдгара По - с известным «преступником-джентльменом» Арсеном Люпеном из романов Мориса Леблана. Кстати сказать, имя (псевдоним) армянского советского поэта правильно пишется как Геворк Эмин.]
«Находка метеорита, упавшего на остров, ученым-преступником и изобличение этого злодея проницательной и решительной дамой, кажется, позаимствованы автором «Пелагии и черного монаха» из романа датчанина Питера Хёга «Смилла и ее чувство снега» (1993), впервые изданного по-русски за пару лет до выхода в свет акунинского сочинения».


Ранчин Андрей. Четыре заметки о "Приключениях Эраста Фандорина" Бориса Акунина
Заметка первая. «Все жанры в гости будут к нам»: Поэтика цикла
Заметка вторая. Эраст Фандорин - человек, герой, брэнд.
Виньетки на полях акунинских романов.


Распопин В.Н. Трагедия/Комедия. («Гамлет.Версия»; «Зеркало Сен-Жермена»)
Рецензия на книгу Б.Акунина. Отношение автора рецензии к прочитанному амбивалентно: с одной стороны, написано «умело, недлинно и нескучно», но с другой - «Плохо это или хорошо? А черт его знает!»
«...открывая книжки Бориса Акунина, мы попадаем не столько в пространство Шекспира, Чехова, Достоевского или какого-нибудь там Мельникова-Печерского, сколько в пространство анекдота про мировую литературу».

kniga.websib.ru/article.htm?no=49


Распопин В.Н. Фламандская доска
Рецензия на роман А.Переса-Реверте. Считая роман хорошим детективом, автор рецензии все же видит его главные достоинства в иной - «историко-культурологической» - области.
«Фламандская доска» - интеллектуальный детектив в духе Агаты Кристи и Жоржа Сименона... одновременно постмодернистский роман в духе Владимира Набокова и Умберто Эко... это еще исторический и культурологический роман...»
«Писатель начинал трудовую деятельность матросом на нефтетанкере, был газетным репортером и тележурналистом, специалистом по горячим точкам».

kniga.websib.ru/article.htm?no=50


Розенталь Эдуард. Читая Бориса Акунина
Большая статья живущего в США журналиста, в которой он, отталкиваясь от феномена Б.Акунина, рассуждает о причинах популярности детективного жанра вообще. Значительную часть статьи составляют интервью, взятые в разное время у Д.Х.Чейза, Ф.Дара и Ж.Сименона. К сожалению, автор статьи не видит различий между детективом и тем, что пишут вышеупомянутые писатели.
«Главное в детективе - острый сюжет. Им надо увлечься и получить свою порцию удовольствия. ... От детектива большего и не требуется. А логика ему даже противопоказана, она для него нечто вроде серной кислоты, которая разъедает сюжет, лишает его основной изюминки-тайны. Будь он сколько-нибудь логичным, читатель очень скоро определит, кто есть кто и что к чему».
«...автор не заставляет читателя думать и анализировать, а ведет его от загадки к разгадке, как ведут быка за кольцо, продетое в ноздри. ...Секрет тут в том, что автор детектива не убеждает читателя в правоте своих идей, а внушает их ему».
«Фандорин - это симбиоз «Идиота» с Шерлок Холмсом, у которого автор позаимствовал дедуктивную методу».

Д.Х.Чейз: «Люди сегодня живут в постоянных стрессовых ситуациях, им необходим отдых, и они хотят спастись от реальности. Детектив - отличное средство для этого...»
Ф.Дар: «Мои романы - питьевая сода литературы. Я не заставляю читателя думать, а вызываю у него отрыжку. И таким образом приношу ему облегчение. Я описываю обрыдлую действительность в розовых и голубых тонах. ...Так что бросьте принимать жизнь всерьез и примите ее от меня в виде кремового торта».
«...на смену герою романов девятнадцатого века, идеалисту-мыслителю, пришел диснеевский Микки Маус. ...Может быть, это и печально, но это факт».

Ж.Сименон: «Меня же сам сюжет не очень волнует, я не делаю загадки из того, кто преступник, для моего Мегрэ важно выяснить, почему он совершил убийство, мотивацию его поступков».
«Когда-то я с удивлением узнал, что словарный лексикон большинства французов не превышает шестисот слов. Теперь же я убежден, что этого запаса вполне достаточно и для романа. Я пишу очень экономно...»

vestnik.com/issues/2003/0723/win/rozental.htm


Рондарев Артем. Детектив как зеркало жизни
Речь в статье не столько о детективе, сколько о жизни, как ее понимает автор.
«...интеллектуальные детективы не родятся в неблагополучных по части криминогенной статистики странах. ... Словом, нашел я для себя градусник состояния нашего общества. Когда я прочту настоящий, хорошо сделанный детектив максимум с одним трупом - я пойму, что живу в более-менее благополучной стране».
globalrus.ru/print_this/133476/


Родык Константин. Невозможность Б. Акунина
Зеркало Недели On The WEB, № 37 (412), 28 Сентября - 4 Октября 2002 года
Автор статьи заинтересовал вопрос: почему не возможен «украинский Акунин»? Главная причина, оказывается, в том, что глубинная сущность акунинских сочинений - возрождение имперского мифа, и их массовый успех обусловлен ностальгией российской публики по ее имперскому прошлому, а для украинских читателей такие настроения не характерны. О том, что Б.Акунин пишет именно детективы, автор даже не вспоминает.
«...Б.Акунин - спиритический сеанс вызывания духа имперской ментальности».
«... «Глянцевое» письмо Б.Акунина - поэтизация здоровой имперскости, своеобразные моральные стимуляторы для «новых русских»: как Дюма можно считать «учебником» куртуазности, так прозу Б.Акунина - «учебной лектурой» по геополитическому самоуважению».


Рудановская Даша. О модном в литературе (о детективах Б. Акунина)
«П. Вайль на одном из своих выступлений... сказал, что Акунин заполнил пустующую до сих пор нишу русской беллетристики, достойно представленную в западной литературе такими авторами как А. Дюма, тот же Э. По и проч.». Автор статьи с этим категорически не согласна. По ее мнению, «здесь не «вкусно пахнет великой русской литературой», а отвратительно воняет ее отбросами».
opankey.com/text/20000818/printable


Руднев В. Экстремальный опыт. Статья из «Словаря культуры ХХ в.»
О незабываемом опыте, который приобрел автор статьи при чтении романа Агаты Кристи.
«...когда оказывается, что убийца - рассказчик, у читателя невольно возникает странная, но закономерная мысль: «Оказывается, убийца - это я». ... Конечно, я понимаю и понимал тогда, что я не убийца, а писатель, но я понимаю также, что я писатель ХХ в., который, может быть, за эти несколько секунд проник в истину».


Руднев Вадим. Культура и детектив
"Даугава", 1988, № 12, 114 - 118
О романах латышского писателя Андриса Колберга, которые выходили под маркой "детектива" и которые автор оценивает весьма невысоко.
"В ХХ веке понятие истины тесно связано с категорией игры и, соответственно, с игровым отношением к миру. ...Классический английский детектив также строится как игра, разгадывание головоломки или решение кроссворда".


Руденко Борис. «Сказки» нового времени
Интервью с писателем, работающим в жанре «современный российский детектив». Интервью брал М.Пронин, который во вступительном слове пишет:
«В России детективные произведения появились еще в XVIII в. - как разновидность лубочной литературы. Основной поток современного российского детектива, при ближайшем рассмотрении оказался все тем же незатейливым лубком. ... «Хороший бандит» против плохих бандитов - вот «генеральный» сюжет современных книг, по недоразумению все еще называемых «детективом». Впрочем, никто пока не отменял знаменитого «литературного» закона Теодора Старджона: «90% чего бы то ни было - барахло»».
fandom.ru/inter/haritonov_29.htm


Резонер (Алексей Карташов). Б. Акунин как зеркало русской...
О романах Б. Акунина с точки зрения рядового читателя. Проблемы детектива как жанра не затрагиваются.


Рейтблат А. Уголовный роман: между преступлением и наказанием
Предисловие к книге: «Уголовный роман. М.1992» (с. 3-11).
Книга объединяет произведения с криминальной тематикой, написанные русскими авторами в конце XIX - начале ХХ века. Автор предисловия признает, что все они не подходят под определение «детектив», но здесь же обсуждает их в рамках детективного жанра (и даже указывает «точную дату рождения русского детектива - 1872 год»). Ко всему прочему, предисловие написано не к той книге, которая вышла в свет: часть из того, что упоминается в предисловии, в книге отсутствует.
«В русских детективах обычно акцентировалась не сюжетная, а психологическая сторона уголовной истории. ...Подобные повести и романы можно назвать детективными лишь при достаточно расширительном понимании этого жанра..»
«В отличие от западного детектива, где основной движущей силой преступления (и романной интриги) является стремление к обогащению, в русском уголовном романе очень часто... эту функцию выполняет любовь или, точнее, страсть».


Кагарлицкий Ю.И. Шерлок Холмс, которого придумал Конан Дойль
Об образе Шерлока Холмса, каким его видит автор эссе. Довольно подробно о предшественниках Конан Дойля: Коллинзе, Габорио, Диккенсе, Де Квинси.
«...жизнь изобретательнее всяких, самых искусных выдумок. Собственно говоря, Шерлок Холмс каждым своим расследованием словно бы специально подтверждает эту идею, ибо ход его мысли не просто логичен, но и парадоксален, а потому сопоставим с парадоксальностью жизни».


Иваницкая Надежда. «Мне наплевать на эти законы».
Массовая литература учит антидемократии и псевдоистории На вопросы автора статьи относительно массовой литературы и ее идеологического влияния на общество отвечают Л.Юзефович, Н.Ним, А.Мелихов, Р.Арбитман, А.Буратаева, Г.Щетинина.
«Сегодняшний отечественный детектив, боевик, фэнтези... - это не увлекательное, приятное и забавное чтение для отдыха ума, а озлобленные, агрессивные пропагандистские поделки...»
Н.Ним: «Воздействовать на массовое сознание и заморочить его новыми мифами литературные негры просто не в состоянии. ...популярность всех этих детективов и боевиков, названия и авторы которых забываются через минуту, вообще преувеличена. Они бездарны, а поэтому и не способны влиять на читателя».


Иваницкая Елена, Иваницкая Надежда. Контора кривых зеркал?
«Знамя», 2004, № 6
Значительную часть статьи составляет обзор литературоведческих и других научных исследований, посвященных проблемам массовой литературы.
«Переходя от критико-публицистических страстей к области литературоведческой, убедимся, что и здесь отношение к масслиту изменилось в последние годы на одобрительное».
«Если верна гипотеза, что именно масслит дает объективное представление о «состоянии национального духа», отражает реальные, искренние, глубинные желания и настроения публики, то это кошмар и ужас».
magazines.russ.ru/znamia/2004/6/ii12.html


Иваницкая Елена, Иваницкая Надежда. Masslit
«Дружба Народов», 2003, № 10
Авторы статьи анализируют (с чувством гадливости) образцы массовой печатной продукции, заполняющей прилавки под этикетками «детектив», «боевик», «фантастика», и обнаруживают, что главным (родовым) признаком всей этой квази-литературы, признаком, отличающим ее от «нормальной, вменяемой, занимательно-развлекательной литературы» является ее принципиальная незапоминаемость.
«...у детективно-фантазийного масслита специфические отношения с механизмами памяти. ... Автор, название, череда событий тут же испаряются из памяти, стоит только перевернуть последнюю страницу. Испаряется текст, и тем самым исчезает время, затраченное на чтение. Деньги, затраченные на покупку, исчезли из кошелька раньше. Собственно, деньги были потрачены именно на то, чтобы вычеркнуть время. Именно так получается. Значит, именно этого и хотелось?»
«Специалистами масслита каким-то образом запрограммировано в текстах мгновенное исчезновение написанного-прочитанного из памяти читавшего. Как это делается, в чем тут фокус, пока трудно сказать. ...Зато понятно, почему неудачи преследуют тех «серьезных» авторов, которые пытаются «выдать» аналогичный продукт. ...В их тексты, хорошие или плохие, встроен механизм сохранения и запоминания. А это масслиту не надо и даже противопоказано».
«Что же остается в памяти, если ничего не запоминается, все забывается, текст испаряется? Запах! Запах испарившегося продукта остается».
magazines.russ.ru/druzhba/2003/10/ivan.html


Иваницкая Елена. "Все связано со всем"
Опубликовано в журнале: "Дружба народов" 2003, №7
О романах Леонида Юзефовича, автора прекрасной книги "Самодержец пустыни", который помимо прочего пишет и детективные романы. Попутно задеваются и "общедетективные" вопросы. Наиболее интересное в статье (с точки зрения поэтики детектива) - цитата из интервью с Л. Юзефовичем:
"Откуда берется интерес к детективу, кажется, понимаю. Это явление чисто европейское. То, в чем восточный человек видит Тайну, европеец считает всего лишь загадкой. А что такое загадка? Это временная тайна. ...Классический английский детектив - это история с прирученной тайной, попытка балансировать на грани между "рацио" и тьмой".
magazines.russ.ru/druzhba/2003/7/ivan-pr.html


Иваницкая Елена. «Стена несъедобных деревьев», или Еще раз о падении грамотности абитуриентов
Об изобилии грамматических, стилистических и прочих ошибок в текстах «русских детективов». Попутно сообщается, что детектив входит в число читательских предпочтений сегодняшних московских старшеклассников. Но поскольку различение между детективом и «современным детективом» не проводится, вопрос о том, нравятся ли детям детективы, остается открытым.


Иваницкая Елена. Загадка голубя. Немой посол с неписаной грамотой
Exlibris НГ, 2001, № 23 (273)
Рецензия на роман Л.Юзефовича, который, как считает автор рецензии, написан в жанре классического детектива.
«Роман Леонида Юзефовича «Костюм Арлекина» - классический образец жанра. Это очень сложно, искусно, виртуозно выстроенное детективное повествование...»
«Детектив как строго логический жанр интеллектуальной загадки предоставляет вместе с тем особенно широкие возможности для изображения неотменяемого житейского абсурда».
«Путилин получился живым и убедительным: автор чрезвычайно успешно преодолел грозный риф всякого детективного повествования - опасность голой функциональности центрального персонажа, «машины по разгадыванию загадок»»
exlibris.ng.ru/masscult/2001-04-05/6_riddle.html


Иваницкая Елена. Литераторы «высшего эшелона»
«Дружба Народов», 2004, № 1
Автор статьи возмущается идиотизмом и безграмотностью массовой отечественной «литературной продукции», выпускаемой под маркой «детектива» и «фэнтези» и приводит множество цитат из произведений Д.Донцовой, Т.Устиновой, Ю.Шиловой и других авторов, которые обосновывают ее эмоциональную реакцию. Е.Иваницкая считает, что такая «квазилитература» представляет собой «очень любопытный, загадочный, проблемный, хотя и неприятный феномен», но сама ограничивается лишь негодованием по поводу его существования.
«Василий Розанов был особенно резок: «Страна с равным числом читателей Толстого и Вербицкой ни к черту не годится», «...если «читатель-студент» и «читательница-курсистка» <...> на самом деле суть только «бульварные читатели», - то, конечно, могила стране, могила культуре и образованию».
magazines.russ.ru/druzhba/2004/1/ivan18.html


Кардин В. Секрет успеха
"Вопросы литературы", 1986, № 4, 102 - 150
Первая половина статьи известного советского литературного критика - пространное и скучное рассуждение о детективе вообще, предпринятое, вероятно, для придания статье теоретического статуса. Вторая - и, по-видимому, главная - часть статьи посвящена подробнейшему критическому (довольно жесткому, но с вежливыми реверансами) разбору "идейного содержания" и "художественных особенностей" романов Ю.Семенова . Романы эти совершенно беспомощны в литературном отношении и к детективам никакого отношения не имеют, но в то время Ю.Семенов числился "олигархом" детективно-приключенческой литературы в нашей стране.
"Заметки эти не о жанре как таковом, но о примечательных его образцах и некоторых секретах успеха. Потому жанровые границы меня сейчас не слишком занимают (точно так же не слишком занимают они сегодняшних авторов и читателей) ".


Кайгородова В. Е. Литературный проект: Борис Акунин «Приключения Эраста Фандорина». Развитие и контекст
Романы Б.Акунина рассматриваются автором статьи с «производственной» точки зрения: насколько хорош был план завоевания публики и насколько грамотно он был выполнен.
«Приключения Эраста Фандорина» рассчитаны прежде всего на человека, имеющего представление о главных книгах русской литературы в объеме средней эрудиции выпускника вуза, не обязательно гуманитарного (Н. Лесков, Чехов, Достоевский, Л. Н. Толстой)».
diaghilev.perm.ru/confirence/s3/newpage9.htm


Касаткин И. В. Русский детектив, или Особенности национального зла
Очень импрессионистично. По прихотливости изложения и выводов приближается к текстам Г.Гачева.
"Детектив так устроен, что от читателя ускользает - не обществу этому противостоит улавливаемый ментами тать, член оргпреступности, а другой организованной группировке - группировке начальников, олигархов, или чиновников, без разницы".


Каспэ Ирина. Соединенные с успехом (Биографии «массовых» писателей)
Опубликовано в журнале: «НЛО», 2002, № 56
Автор статьи анализирует переведенные на русский язык биографии зарубежных писателей, столкнувшихся в своей жизни «с феноменом «массового» литературного успеха». Среди прочих книг в разделе «Успех как интеллектуальная загадка» рассматриваются книга Дж.Д.Карра о Конан Дойле и две биографии Агаты Кристи, написанные Д.Морган и Ю.Бушардо.
«... «Миры» Конан Дойла и Агаты Кристи - это загадка, которую герои одновременно и разгадывают, и загадывают своим исследователям. Литературный успех в данном случае - результат того, что задача решена правильно, и биографы, в свою очередь, должны подобрать к ней ключ, восстановив необходимую формулу. Карр более бегло, Бушардо более тщательно препарируют произведения Конан Дойла и Кристи, отмечают удачные ходы, оба подробно анализируют специфику «метода», предлагаемого для раскрытия преступлений. Особое внимание привлекает все, что могло бы маркировать структурную сложность, неоднозначность - будь то характерный для классического детектива сплав «рационального» с «иррациональным», «здравого смысла» с «суеверием» или приемы, фактически позволяющие увеличить дистанцию между автором и его текстом и тем самым оправдать постоянное оперирование жанровыми клише (от «научного подхода» Конан Дойла до «иронии» Агаты Кристи)».
magazines.russ.ru/nlo/2002/56/kasp.html


Касьянов Геодим. История как детектив, не имеющий конца
В данном тексте, четыре пятых которого составляет давняя статья И.Солоневича, сопоставляющая историю США и России, детектив упоминается лишь в одной фразе, вынесенной в заглавие.


Касьянов Геодим. О второсортной литературе и ее читателях
Автор статьи, занимающий позицию «рядового читателя», недоволен литературоведами, которые расценивают детектив и фантастику как «второсортную литературу». В защиту детектива он приводит два аргумента: 1) детектив - высокоинформативный жанр, поскольку чем неожиданнее развязка, тем больше информации получает читатель; 2) детектив - высокоморальный жанр. Именно поэтому массовый читатель предпочитает детективы.
«...если читатель имел весьма обоснованное подозрение, что убийство в романе совершила племянница героя, а на предпоследней странице выяснилось, что убийца - полюбившаяся читателю тётушка, то он, читатель, получит при таком открытии кошмарную дозу информации. И будет, конечно, потрясён».
«Добро в нём [в детективе] всегда одерживает победу, это все знают. В наше время, когда Добра и Справедливости в жизни людей и общества катастрофически не хватает, за одно это многие читатели готовы поклоняться детективу. Это люди, чаще всего, с развитым чувством Справедливости, которому они не видят применения в реальной жизни».


Крупкина Елена. Дорогая Дама Агата
Статья, посвященная «109-му дню рождения любимой писательницы». В ней размышления о творчестве А. Кристи и, главным образом, о ее героине - мисс Марпл, в связи с чем затрагивается тема «женского детектива» и женщин вообще.
«Это не совсем правильно - называть писательницу Агату «леди» или даже «мадам Кристи», как выразилась Александра Маринина в одном интервью. За пять лет до ухода великой писательницы из жизни ей был пожалован почетный титул достопочтенной Дамы Британской Империи, обращаться к ней было положено не иначе как Дама Агата».


Крейн Игорь. Артуро Перес-Реверте «Клуб Дюма, или Тень Ришелье»
Рецензия на роман, которая заканчивается выводом:
«Жанр - Интеллектуальный детектив с уклоном в мистику...
Нужно ли читать - Всем поклонникам детективного жанра - чтобы увидеть, какие детективы нужно читать. Всем остальным - чтобы увидеть, какими детективы бывают».

blin.exler.ru/books/reviews/reverte_club_dumas/01/


Кинг Стивен. Поговорим о страхе
Сокращенный текст авторского предисловия к книге С.Кинга, в котором он рассуждает о природе страха - теме, небезынтересной для любителей детектива, жанра очень часто использующего атмосферу ужаса как важный элемент художественного воздействия на читателя. К сожалению, в теории этот признанный «специалист по страху» не слишком оригинален.
«...грязь, застрявшая в фильтрах нашего подсознания, и составляет зачастую природу страха. И моя навязчивая идея - это ужасное. <...> К тому же вдруг выяснилось, что моя навязчивая идея - довольно ходовой товар».
«...основная притягательность литературы ужасов сводится к тому, что на протяжении веков она служила как бы репетицией нашей смерти».


Клугер Даниэль. Кому принадлежал топор
Автор задается целью выяснить, кто же на самом деле убил старуху-процентщицу, если прочитать "Преступление и наказание" в духе классического детектива, и приходит к выводу, что убийца - Сонечка Мармеладова. Остроумная, хотя и игровая, как признает сам автор, версия великого романа.
"Я хочу набраться смелости и заявить: детектив есть самый поэтичный жанр из всех жанров художественной прозы. Почему? Обратимся к творчеству основоположника жанра. ...тайна, загадка, по мнению Эдгара По является обязательным условием высокой поэзии. В таком случае, понятно, почему детектив на деле пронизан поэзией. Ведь только эта литература... оперирует тайной как самоценной эстетической категорией. Тайна - вот истинный герой детектива".


Клугер Даниэль. Последняя строка приходит первой
Очередная (и как всегда интересная) статья Д.Клугера на темы детектива. В ней автор развивает свою давнюю идею о глубинном внутреннем родстве детектива с поэтическим творчеством. Иллюстрацией этого весьма спорного утверждения он считает возможность «детектива в поэтической форме» и приводит редкий пример такого произведения - стихотворную новеллу «Лазарь» Михаила Кузмина, появившуюся в 1928 году в сборнике «Форель разбивает лед».
«Именно это отсутствие традиционного уважения к фундаментальным правам человека - праву на жизнь и на собственность - можно считать основной социальной причиной отсутствия в русской литературе детективов».
«...несмотря на то, что в русской литературе конца XIX - начале XX веков почти не встречались детективы, сколько-нибудь сопоставимые с появившимися тогда на Западе, - именно в России появился детектив, являющийся уникальным. Уникальность его в том, что этот детектив - стихотворный».


Клугер Даниэль. Ностальгия по несуществующему
Газета «Вести», 5 января 2003 года.
О так называемых «ретро-детективах», к положительным образцам которых автор статьи относит романы Б.Акунина, А.Бушкова («Дикое золото»), трилогию Л.Юзефовича о сыщике Путилине и роман К. Врублевской «Первое дело Аполлинарии Авиловой».
«Акунин весь, начиная с псевдонима, пародиен. Вплоть до стиля или, вернее, стилизации. ...Прибавим к этому разбросанные тут и там по страницам романов гротескно перевернутые атрибуты современной российской жизни и откровенно пародийное использование сюжетов известных Детективных романов. Тот же «Левиафан», к примеру, написан по сюжету романа Найо Марш «Песня под покровом ночи», хорошо известного любителям детективной литературы и поначалу воспроизведенного Акуниным весьма скрупулезно - вплоть до второстепенных деталей».


Клугер Даниэль. Под небом Парижа
Эссе, в котором рассматривается (с точки зрения детектива) новелла Э. Т. А. Гофмана «Мадемуазель де Скюдери», вышедшая в свет не позднее 1836 года (то есть, по крайней мере, за пять лет до появления «Убийства на улице Морг» Э.По). Автор эссе считает, что благодаря этой новелле Гофмана следует считать одним из отцов-основателей детективного жанра, поскольку сюжет «Мадемуазель де Скюдери» в деталях предвосхищает классическую форму детективного рассказа: совершено убийство - полиция арестовывает мнимого убийцу, на которого указывают все улики, - сыщик-любитель благодаря своей наблюдательности и остроте ума доказывает невинность подозреваемого и разоблачает истинного убийцу.
«...Гофман в своем произведении впервые вывел одновременно три образа, неизменно присутствующие затем во всех классических детективах: частного сыщика, соперничающего с ним полийцейского и преступника. При этом частный сыщик поистине удивителен для раннего периода детективной литературы - это не сыщик, а сыщица. Да еще какая! Гофмановскую мадемуазель де Скюдери (имеющую не очень много сходства с реальной французской писательницей) вполне можно рассматривать как первоначальный, еще не проработанный тщательно, но достаточно точный эскиз знаменитой мисс Марпл».


Клугер Даниэль. Первый сыщик Советского Союза
О романе Ильфа и Петрова «Золотой теленок», в котором автор эссе находит элементы пародии на детектив. Отсюда неожиданный, но небезосновательный вывод: Остап Бендер - первый и чуть ли не единственный в советской литературе образ сыщика-любителя. К сожалению, автор и здесь не забывает о своей любимой идее и приписывает Бендеру «вампиризм», якобы присущий всем героям классического детектива, что выглядит крайне искусственно и натянуто.
«...детектив всегда оказывался не в фаворе у властей тоталитарных государств. ...То же самое происходило и в СССР - можно назвать много произведений, относящихся к жанру «полицейского» («милицейского») романа, то есть, романа производственного, или к «шпионским» романам - но то, что мы называем «классическим детективом», в советской литературе практически отсутствовало.
«...в определенном смысле роман И. Ильфа и Е. Петрова может быть отнесен к рассматриваемому нами жанру - как пародия на уже сложившийся в мировой литературе того времени канон классического детектива».


Клугер Даниэль. Дети подземелья
Напечатано в литературном приложении «Окна» газеты «Вести» (Израиль) в марте 2003 года.
В начале эссе автор развивает уже высказанное им ранее утверждение о детективе как самом поэтическом из всех прозаических жанров. В качестве формальных признаков, характерных как для поэзии, так и для детектива, он называет: 1) фундаментальное значение «последней строчки», всё замыкающей и объясняющей, 2) огромную роль ритма (повествования) в детективе и 3) «рифмованность» детектива, причем, по мнению автора, роль рифмы здесь играет «улика». Основная часть эссе посвящена доказательству того, что А.Дюма следует считать одним из важнейших предшественников детективного жанра. Его герой - аббат Фариа из «Графа Монте-Кристо», появившийся на свет чуть позже (1844) Огюста Дюпена из рассказа Э.По (1841), «вполне подходит на роль одного из прародителей шеренги великих сыщиков».


Клугер Даниэль. Черный волк Ганнибал
Мрачная фантазия на тему литературно-мифологической родословной одного из самых известных героев детектива - сыщика Неро Вульфа из романов Рекса Стаута. В связи с ним автор эссе упоминает волков-оборотней, вампира графа Дракулу, Диониса, доктора Ганнибала Лектера из «Молчания ягнят», логхира Покойника, дельфийских пифий и еще массу самых разнообразных персонажей. Всё это любопытно и местами занимательно, но вряд ли имеет какое-то отношение к детективу.
«...странное имя ... «Неро Вульф». «Вульф» даже не требует объяснения - волк, понятно. А имя? Нерон? Или же, скорее, «нерос», «neros», «черный» по-гречески (почему бы и нет, ведь родина - Балканы, Черногория, до Греции рукой подать). Сыщик по имени Черный Волк. Или Нерон-Волк, в смысле - Волк-Император, Волк-Повелитель... Весьма любопытное и многозначительное имя».


Ильин В. Есть о чем подумать
"Литературное обозрение", 1987, №7, 41 - 43
Отклик на дискуссию читателя - любителя детективов. Автор, по профессии генетик-селекционер, считает, что в серии "Зарубежный детектив" сначала (1965 - 1975 гг.) действительно преобладали произведения детективного жанра, но с 1976 года книги этой серии не соответствуют своему названию - в них печатается всё что угодно, но почти нет детективов.
"...прежде, чем начинать действительно серьезную дискуссию, необходимо точно определить ее предмет. Понятие же "детективное произведение" в опубликованных в вашем журнале статьях настолько расплывчато, что включает в себя все - от шпионских поделок Яна Флеминга и ему подобных до чисто социальных "трудных" романов Сименона. А ведь ни то, ни другое к детективному жанру прямого отношения не имеет. Разве правомерно считать детективом любую книгу, где есть преступление? В последние годы входят в моду термины "политический детектив", "социальный детектив", "фантастический детектив" и т.д. Но ведь так можно дойти и до "шпионского детектива", "детектива о разведчиках", "военного детектива". Почему бы и нет? "


Клейн Борис. Новая такая Бульба
«Вестник», № 8(267) 10 апреля 2001 г
Большая часть статьи содержит разбор анахронизмов и исторических ошибок в романе Б.Акунина «Азазель». Автор пишет: «...обещанных достоинств в романе я не увидел. Зато погрешностей хватало с избытком. Вот их далеко не полный перечень, со ссылками на соответствующие страницы текста».
«...хотя и с сожалением, я готов признать, что успех «Азазеля», равно как и всей «фандоринской» серии не случаен. Его породил феномен массового сознания постсоветской России и связанного с ней русскоязычного пространства. Б.Акунин сумел создать свой «книжный рынок»; значит, он нашел ответ на запрос общества переходного типа, в котором заметно понизился уровень литературных вкусов».

http://www.vestnik.com/issues/2001/0410/win/klein.htm


Ковалева Анна. Акунин написал последний роман о Фандорине
«Известия», 16 декабря 2003 года
Рецензия на роман «Алмазная колесница». Роман оценивается, в целом, положительно, за исключением последней страницы:
«...появляющийся из ниоткуда сын с сообщением о том, что и погибшая большая любовь Акунина жива, и дети у него есть, да и вообще «отец, вы можете любить, это вам мама просила передать», отдает таким черным мелодраматизмом южноамериканских сериалов, что уже даже на иронию не смахивает».


Кобрин Кирилл. Учебник жизни и искусства
"Октябрь", 2001, № 7
Рецензия на книгу "Дороти Сейерс. Чей труп? СПб. 2000". Автор статьи помещает рецензируемый роман на полочку со своими любимыми детективами.
"Лет семьдесят пять назад американская писательница Кэролин Уэллс посетовала, что рецензированием детективов занимаются исключительно те критики, которые их терпеть не могут".
"Я готов сделать маленькое литературное открытие. Мне кажется, что сюжетным (и идейным, да будет позволено рецензенту так выразиться!) источником "Отчаяния" [имеется в виду роман В. Набокова] был детективный роман Дороти Сейерс "Чей труп?".
magazines.russ.ru/october/2001/7/pan.html


Логинова Н. В. Явление Бориса Акунина. Секретная миссия постмодерниста.
Небольшая заметка, рекомендующая книги Б.Акунина библиотекарям и читателям.
«Сага Акунина про суперсыщика Эраста Петровича Фандорина... и впрямь явление во многих отношениях выдающееся. Во-первых, это действительно детективы, т. е. произведения искусственные, головоломки. В то же время это, безусловно, литература, причем литература современная, постмодернистская».


Козлова С.М. Детектив и проповедь в новеллистике Гилберта К. Честертона
Тезисы доклада на научной конференции.
"В новеллах Честертона детектив обеспечивает проповеди необходимую и востребованную массовым вкусом занимательность, в то время как проповедь создаёт условие сакрализации детективной истории, трансформации криминальных элементов в ритуальные символы".


Коростелева Татьяна. Дети мисс Марпл и патера Брауна
Небольшая заметка о романах Б. Акунина и о нем самом.
"Ориентируется Акунин и на классику детективного жанра, помещающую в центр повествования главного героя - сыщика, раскрывающего преступление только благодаря собственному уму, интуиции, наблюдательности".
"Про Пелагию писатель говорит, что она - плод предосудительной связи мисс Марпл с отцом Брауном".


Колпаков Н. Кто вы, Шерлок Холмс?
"Литературная учеба", 1987, № 3, 226 - 229
Краткое изложение популярных сведений о прототипе Шерлока Холмса - профессоре Эдинбургского университета Джозефе Белле.


Колсон Чарльз. Почему мы любим детективы
"У великого христианского поэта В. X. Одэна была слабость, которую он и не пытался скрывать. Одэн чрезвычайно любил читать детективы. ...По мнению Одэна, причина, по которой так много людей любят читать детективные романы, заключается в том, что эти произведения отвечают на главную потребность человеческого сердца. ...Детективные истории восполняют данную нам Богом потребность в торжестве справедливости".


Ионин Леонид. Шерлок Холмс и (псевдо)дедуктивный метод
Глава из книги «Социология культуры»
Пользуясь детективной схемой как общеизвестным примером, автор утверждает, что в своих повседневных умозаключениях мы практически не пользуемся дедукцией и умозаключаем на основании псевдологического суждения того типа, который Чарльз Пирс обозначил как абдуктивный вывод. Не очень ясно, что из этого следует.
«...любой самый мудрый и знаменитый сыщик в ходе следствия мыслит так же, как героиня «Пигмалиона» Б. Шоу: «Кто шляпку спер, тот и тетку пришил», и пользуется дедукцией только для проверки гипотез».


Костюкович Анастасия. Агата Кристи
Журнал «Сумбур» / Личности
Краткий биографический очерк. В основном о семейной жизни писательницы, информацию о которой автор журнала «Сумбур» почерпнула из журнала «Натали», о чем честно и сообщает.
http://www.sumbur.n-t.org/lc/kr.htm


Коханчик Александра. Детективы А. Марининой: структурно-функциональный и мотивный подходы.
По форме - это тезисы научного доклада, а по существу - изощренное издевательство; не столько над Марининой, сколько над читателем.
«Для текстов массовой культуры характерен четкий сюжет с интригой и перипетиями и, что самое главное, - отчетливое членение на жанры. Жанры четко разграничены между собой и их не так уж много. Главные из них - детектив, триллер, комедия, мелодрама, чиллер, фантастика и порнография. Каждый жанр является замкнутым в себе миром со своими языковыми законами, которые ни в коем случае нельзя переступать. Для того, чтобы понять построение этой внутренней структуры, определить элементы и функции этого замкнутого в себе мира, выявить законы построения и функционирования отдельных элементов и системы в целом, и были применены рациональный, структурно-функциональный подход, который культурно-исторически связан с парадигмой модерна (А.Хабермас) и полифонический, принадлежащий к парадигме постмодерна, мотивный анализ». /small>


Лотман Ю.М. Биография - живое лицо
«Человек», 1985, № 2
В статье, посвященной жанру литературной биографии и конкретным книгам, выходившим в серии «ЖЗЛ», Ю.М.Лотман любопытным образом касается жанра детектива. Он говорит о том, что в ставшем в последнее время весьма популярном жанре «детективного литературоведения», то есть в произведениях, в которых автор биографии ведет «расследование по делу» своего героя, возникает неизбежное смещение точки зрения автора книги (и читателя) на предмет описания. Логика жанра, избранного писателем, независимо от намерений автора ведет к тому, что описываемый герой «литературной загадки» занимает положение «жертвы» и, следовательно, уходит на второй план повествования, а в центре внимания оказывается сам автор книги, ведущий расследование и композиционно занимающий место Великого Детектива.
«Жертва, как правило, в действии не участвует: ей суждено погибнуть, - и именно с этого момента начинается настоящее действие. Если же и участвует в сюжете, то несомненно она наименее интересная фигура: ее роль чисто страдательная - быть объектом преступного действия или намерения. Наибольший же интерес привлекает, бесспорно, детектив: ход его размышлений, самые детали его поведения подаются читателю как достойные пристального внимания.
Эту же расстановку амплуа усвоило и так называемое детективное литературоведение, часто говорящее с читателем от имени всей науки о литературе. Роль жертвы, как правило, отводится какому-либо писателю (например, «Тайна гибели писателя N» или «Кто убил писателя N?») или литературному произведению («Загадка таинственной рукописи»). Роль убийцы отводится друзьям, жене или высшему свету. Незадачливые следователи - все предшествующие авторы, занимавшиеся этим вопросом, а обнаруживающий преступление или раскрывающий тайну детектив - сам автор статьи».
«Задача подлинно значительной детективной прозы (например, Честертона) близка к науке».
vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/LOTMAN/BIOGRAPHY.HTM


Кошенко А., Капельгородская Н. Зарубежный детектив. Энциклопедия.
Киев, 1993
Книга по форме представляет биобиблиографический словарь и содержит около 500 статей об авторах детективов и произведениях, ими созданных. Помимо этого в ней есть краткая информация о «детективных» журналах и сериях, клубах и музеях (преимущественно, Шерлока Холмса). Материалы по теории детективного жанра практически отсутствуют. Существенным недостатком книги является рекламно-комплиментарный стиль аннотаций: все упоминаемые писатели детективов «умны и талантливы», не менее умны и талантливы их герои, сюжеты и т.д.


Кузнецов Сергей. Господин Зло
Рецензия на роман Б.Акунина «Пелагия и красный петух». В связи с монашкой-детективом Пелагией автор рецензии вспоминает о Честертоне и формулирует один из основных мотивов рассказов об отце Брауне:
«Главным утверждением Честертона, на котором строится две трети рассказов о патере Брауне, было то, что мы, католики, верим в чудеса, но не верим в суеверия. И чудеса происходят только по Божественной воле, а если убийца прошел невидимкой, то это не колдовство (в колдовство мы, католики, не верим), а просто никто не обращает внимания на почтальонов. Именно тем, что по сути своей рассказы Г.К. оказываются рассказами о ложных чудесах и лжепророках и оправдано то, что герой - священник».


Лурье Лев. Непредсказуемое прошлое: Борис Акунин как учитель истории
О содержании статьи вполне точно говорит ее название. Проблем детективного жанра автор практически не касается.
«Наша классическая литература в отличие от английской не знала своего детектива. Полицейские романы в духе французов были, но герои типа патера Брауна или Огюста Дюпена российской традиции не свойственны».


Куклин Лев. «Другая» литература...
Питерbook, № 5, май 2001
Статья о современных тенденциях на рынке детективной и фантастической литературы - отклик на статью А.Мазина «Блеск и нищета детективного жанра».
«Школьные педагоги в своем охранительном консерватизме (а зачастую - и в силу обычной косности) все еще пытаются по старинке внедрить в головы своих учеников образцы классической русской литературы, как бы напрочь не замечая, что игровое поле уже занято - той «другой» литературой?»
piterbook.spb.ru/2001/05/business/event1.shtml


Лукьянченко Олег, Хавчин Александр. Диалог о детективе
Авторы, сами грешащие писанием «криминального чтива», обсуждают современную русскую литературную продукцию, попадающую в такие книгоиздательские рубрики, как «боевик», «детектив», «триллер» и т.п.
«То, что в нынешнем книжном потоке маркируется как детектив, чаще всего имеет лишь косвенное отношение к этому уважаемому жанру и заслуживает, на мой взгляд, самостоятельного жанрового определения... означенный жанр я определил бы не как детектив, а как уголовный порнобоевик либо боепорновик - в зависимости от преобладания того или иного компонента. Особенностью же нынешнего момента я бы назвал то, что этот жанр паралитературы не только вытеснил, но и заместил собой литературу в истинном смысле слова».
www.relga.rsu.ru/n31/cult31_1.htm


Куприянов Вячеслав. Рыночный реализм
«Литературная газета», № 39 (5894), 25 сентября - 1 октября 2002 г.
Рассуждения о литературе и о ее социальном заказе. Автор считает, что сегодня основной заказчик - криминал (и выполняющее его поручение государство). Два основных типа массовой литературы сообща делают сегодня одно дело: «детектив» приучает к мысли, что бандитизм - норма жизни, а «любовный роман» читают потенциальные жертвы, он призван сделать «простого человека простейшим». Совместными усилиями они очищают поле культуры от более сложных форм жизни.
«...Минздрав предупреждает: курение опасно для вашего здоровья! ...90 процентов массовой литературы надо снабжать подобным же благим пожеланием: чтение этого чтива делает вас дебилом!»


Кушталов А. И. Теория и практика детективного дела
Текст, опубликованный в сетевом журнале «Самиздат», представляет собой большой детективный рассказ, значительную часть которого составляет вмонтированный в сюжет трактат о теории детектива. Излагаемая здесь теория не слишком оригинальна, но довольно подробно описывает некоторые правила построения детективного сюжета. Правда, на практике автор рассказа изложенным правилам вовсе не следует. И напрасно.
«...при написании детективной истории все должно быть перевернуто с ног на голову. Именно это и отличает детективную прозу от обычной. Придумав схему преступления (этап К1), вы обязательно должны тотчас придумать для него и красивую развязку, финал, в котором преступник будет эффектно изобличен и пойман. Преступление и его развязка составляют такую же неразделимую пару, как замок с ключом. ...И ключ и замок имеют смысл только тогда, когда они в паре, никому не нужен замок без ключа и ключ неизвестно от какого замка».
zhurnal.lib.ru/k/kushtalow_a/theory.shtml


Львов В. Да или нет?
"Литературное обозрение", 1987, №5, 34 - 38
Автор - литературный критик - обсуждает, главным образом, проблемы перевода зарубежных детективов. Теория детективного жанра практически не затрагивается.
"Сиюминутность детектива находит свое отражение и в обязательной точности бытовых реалий... То, что в произведениях иного содержания может быть заведомо известным для читателя фоном, в детективе несет самостоятельную сюжетную нагрузку..."


Иz Евгений. Моделисты сегодня
Рецензия на книгу «Борхес Х.Л., Касарес А.Б. Модель убийства, СПб. 2002»
«Стиль, избранный Борхесом и Касаресом в данном случае, благодаря своей неутомимой витиеватости, словесно-пародийному изобилию и беспримерной латинской напыщенности можно было бы назвать рококо-детективом».


Кейд Джарет. Тайна Агаты Кристи. Розыск
"Зеркало Недели", № 11 (232) Суббота, 20 - 26 Марта 1999 года
История о том, как в 1926 году, в пору своего конфликта с мужем, Агата Кристи исчезла из дому, и в течение 11 дней ее не могли найти. Интересная подробность об участвовавшем в поисках Конан Дойле:
"...сэр Артур Конан Дойл, раздобывший перчатку Агаты Кристи, передал ее экстрасенсу Горацию Лифу. Позднее сэр Артур рассказал: "Он не имел никакого представления ни о том, что мне нужно, ни о том, кому эта вещь принадлежала... Но экстрасенс тотчас назвал мне имя ее хозяйки". "С этой перчаткой связаны неприятности, - сказал он. - Ее владелица... не умерла вопреки мнению многих. Она жива и в среду даст о себе знать"".


Лесин Евгений. Убивать должен критик, а не писака
Литературные загадки, поэтические триллеры, веселые детективы
«НГ-ExLibris», № 18 (268), 20 мая 2004 г.
О четырех переводных книгах (Р.Стаута, П.Хайсмит, Э.Макклой и А.Кросс), вышедших в 2003 году в серии «Сочинитель убийств», в которую включаются «детективы про писателей и издателей, поэтов и эссеистов, литературных критиков и литературных агентов, убийства и преступления так или иначе связанные с литературой и искусством».
exlibris.ng.ru/massolit/2004-02-05/7_riddles.html


Людвиг фон Мизес. Литература при капитализме
Из книги «Антикапиталистическая ментальность» (1949)
В разделе своей книги, названном «Заметки о детективных историях», автор - «выдающийся социолог и экономист ХХ века» (как сказано в аннотации) - рассматривает детективный жанр в качестве составной части «антикапиталистической» литературы, прямо противореча в этом большинству литературоведов. Детективы фон Мизес явно не любит, но свой взгляд на них он излагает решительно и без тени каких-либо сомнений. После прочтения этого отрывка невольно возникает вопрос: а, может быть, фон Мизес такой же специалист в социологии и в экономике, как и в области детектива?
«Век, в котором радикальное антикапиталистическое движение достигло невиданной, казалось бы, силы, породил новый литературный жанр, - детектив».
«Обычный ход событий в детективе следующий: человек, считающийся респектабельным и, казалось бы, неспособным на неприглядный поступок, совершает страшное преступление. ...Детектив снижает сюжет и вводит в него опошленный образ самодовольного сыщика, который находит удовольствие в том, что унижает человека, которого все считали безупречным гражданином. Побудительный мотив действий сыщика - подсознательная ненависть к удачливому «буржуа»».
«Вот почему детективы столь популярны у людей, страдающих от неудовлетворенного честолюбия ... Их тайная мечта - взять реванш над своим более удачливым соперником. ...Это удовольствие доставляет читателю кульминация истории, в которой он отождествляет себя самого с детективом, а своего более удачливого соперника - с разоблаченным преступником».


Мазин Александр. «Блеск и нищета» детективного жанра. Предмет для дискуссии.
«Эта статья - не исследование детективного жанра, как такого. Нижеизложенное - попытка разобраться в состоянии отечественного «детективного» рынка в России и проанализировать причины, которые к этому состоянию привели».
magister.msk.ru/library/sf/mazin209.htm


Мазин Александр. Насущные проблемы автора коммерческой литературы
Интересные рассуждения писателя о современном книжном рынке и о том, можно ли сохранить свои положительные писательские качества, работая на этом рынке.
«…в оба эти определения я не включил ни степень таланта, ни уровень владения литературным ремеслом, ни наличие дипломов, свидетельств и т. п. … Тем не менее всё, перечисленное выше и исключенное из определения «рыночного» (то есть востребованного потребителем) писателя, является весьма важным. Я бы сказал - самым важным, если бы самым важным не было то, что современный «книжный рынок эти факторы игнорирует. То есть, отделяет понятие «профессионал» от понятия «профессионализм». То есть нисколько не заинтересован в качестве производимой продукции».
«…угасание Божьей искры в человеке зачастую остается незамеченным даже им самим. А эта искра суть жизнь. Если ее нет, то дальнейшие перспективы отсутствуют. Но существует имитация жизни. Зомби. И с точки зрения современной издательской машины зомби даже предпочтительнее».


Маринина А. Детективный жанр сегодня и вчера
Интервью с известной писательницей, в котором теория жанра не затрагивается.
«Я не считаю себя профессионалом детективного жанра».


Маринина Александра. «Иссякли сюжеты...»
Интервью, данное А.Марининой корреспонденту «Газеты» Марии Терещенко, в котором популярная писательница высказывается о проблемах детективного жанра.
«...сейчас я отношусь к детективу как к механическому приспособлению, техническому, которое позволяет интриговать читателя, держать его в некотором напряжении и заставляет его дочитывать книгу до конца».
«- Но у Конан Дойла или Честертона детективная интрига не просто приспособление. Что же сейчас произошло с жанром..? - Иссякли сюжеты. Понимаете, набор вариантов очень ограничен. Очень много уже написано: Агата Кристи, Конан Дойл и еще до него - Эдгар По (если читать в неадаптированном варианте, скулы сводит от скуки). Они исчерпали сюжеты».

О «женском детективе»: «Им, писательницам, неинтересно придумывать по жесткому канону преступление и процесс его раскрытия...Они хотят поговорить о женщинах, о любви, о детях, о судьбе».


Майков Михаил. Проект умер. Да здравствует проект
Рецензия на роман А.Марининой «Соавторы».
«...книжный рынок функционирует по общим законам поп-индустрии. А главный из этих законов гласит: был бы брэнд, а человек найдется. ...И Марининой это не нравится ».


Майор Пронин
«Культура», передача Радио «Свобода» от 27.05.04
Обсуждение, индуцированное переизданием произведений Л.Овалова о чекисте майоре Пронине. В разговоре участвуют писатели П.Вайль и Г.Вайнер, кинорежиссер О.Ковалов, культуролог Д.Драгунский и владелец расположенного у Лубянки ресторана «Майор Пронин» А.Бильжо. Разговор о том, о сем, но по его ходу О.Ковалов высказывает интересную мысль о жанровом прототипе романа Л.Овалова «Медная пуговица» и, вероятно, большей части современных российских «детективов».
О.Ковалов: «Я прочитал книгу буквально за две ночи. Интереснейшая вещь... Совершенно понятно, что этот роман был не романом, а тем самым рОманом, который в лагере блатные заставляют тискать интеллигентов».
А.Бильжо о Л.Овалове: «Уже будучи прикованным к постели, в возрасте 90 лет каждый день выпивал 50 грамм коньячка. В общем, это был крайне интересный человек».
П.Вайль: <>i«Я люблю, чтобы мне с самого начала сказали, кто плохой, кто хороший. ...Я не люблю догадываться».
http://www.svoboda.org/programs/cicles/hero/17.asp


Максимов В.В. Детектив: стратегии самоопределения в культуре и в жизни
Автор, судя по всему, молодой литературовед из Томска с культурологическими наклонностями.
"Это своего рода вертикальное смысловое сечение детектива, разрушающее жанровый мир произведения в точках иронического самоопределения".
"На языке ранних работ М.Бахтина семантику детектива образуют отношения "я"/"другие" [18]. ...Эпистемологический потенциал детектива станет понятным только в том случае, когда мы переведем тему в историко-культурный контекст. Можно выделить два типа социокультурных практик широкого интегративного плана..."


Мачнев М. Литературно-художественные герои как зеркало общественного мнения о сфере негосударственной безопасности
В статье обсуждаются результаты социологических опросов на тему, указанную в названии. В одном из вопросов анкеты спрашивалось, с каким художественным образом ассоциируется частный детектив.
«Что касается конкретных результатов, то «частный детектив» Шерлок Холмса был упомянут в 27% анкет профессионалов-экспертов и 58% анкет «широких масс». Вторым по частоте упоминания как среди экспертов, так и среди респондентов второй анкеты стал Эркюль Пуаро - 17% и 26% соответственно».


Пригодич Василий. «Алмазная колесница», или Путь к Будде Амида
Восторженная рецензия на роман Б.Акунина.
«Алмазная колесница» - глубоко новаторское соединение исторического, «этнографического», психологического, политического, философского, любовного, шпионского, авантюрного, детективного романов».
«Злые и завистливые критики относят прозу Акунина к развлекательному «чтиву». Это нечестно и неверно. ... «Алмазная колесница» - Большая книга Большой литературы».

http://www.lebed.com/2004/art3763.htm


Прусс Ирина, Алексеев Юрий. «Это бульон, из которого выходит новое искусство»
«Знание-сила», 2004, № 1
Беседа, в которой авторы этого текста, обсуждают вопрос о том, что такое «массовая культура» и в каком отношении она находится к искусству «высокому» и «элитарному». В итоге: понимание проблемы остается на исходном уровне.
Ю.А.: «…вообще-то я не очень хорошо понимаю, что такое массовая культура».
И.П.: «…фильм «Покаяние» в свое время смотрела вся страна, что не сделало его фактом массовой культуры. И не потому, что он так уж немыслимо хорош - потому что он сделан по-другому».
Ю.А.: «…вот на этом стыке искусства и коммерции, по-моему, и происходит самое интересное. А в так называемой сфере высокого искусства, на мой взгляд, ситуация довольно тоскливая, по крайней мере в России».

http://www.znanie-sila.ru/online/issue_2534.html


Пирогов Лев. «Господин нехороший» Б. Акунин и вокруг
Трудно назвать этот текст обычной рецензией на роман Б.Акунина «Алмазная колесница». Скорее, автор статьи использует роман как повод высказать всё, что он думает о Б.Акунине и стоящем за ним Г. Чхартишвили. А ничего хорошего он о них не думает. Чувствуется, что они Л.Пирогова чем-то очень обидели.
«Единственная цель Фандорина - опять-таки выживание. Пусть он готов пожертвовать собой ради возлюбленной, всё равно его побуждает к этому влюблённость, то есть, в конечном счёте, личный эгоизм».
«...введя в роман слово «акунин», г-н Акунин не мог тем самым не указать на себя. Возникает вопрос: знает ли он о своей роли «главного злодея» или, подобно изображённому им главному злодею Фандорину, не догадывается о ней? И догадывается ли о своей истинной роли писатель Григорий Шалвович Чхартишвили, перепоручивший роль злодея придуманному им беллетристу г-ну Акунину?»
«В детективе, говорят, главное - сюжет. Он у г-на Акунина разваливается на глазах. ...Бесчисленные завязки, кульминации и обескураживающие развязки сменяются с такой частотой, что читать становится нестерпимо скучно и утомительно...»
«Почему... г-н Чхартишвили так не любит русской патриархальности...Чтобы изгой приподнялся в собственном мнении и пережил своё изгойство как «освобождение», необходимо дискредитировать структуры, из которых он выпал».

lgz.ru/archives/html_arch/lg072004/Tetrad/art11_1.htm


Пирузян А.А. «Чудесным языком». Детективы Агаты Кристи и мир шекспировских трагедий
В кн.: Английская литература ХХ века и наследие Шекспира. М.1997, с. 133-150
Автор статьи показывает, что детективы А.Кристи связаны с творчеством Шекспира многочисленными , но поверхностными связями.
«…возникает… первая реальная связь творчества писательницы с миром шекспировских трагедий. Шекспировские персонажи «выручают» ее в тех случаях, когда она не желает подробнее проработать какой-либо образ. Ведь достаточно провести параллель между своими героями и шекспировскими, как читателю станет ясна общая ситуация».
«…существует и более глубокая связь: целый ряд романов буквально навеяны атмосферой той или иной трагедии Шекспира».


Никитинский Борис. Этюд в багровых тонах. Артур Конан Дойл — создатель технологии ужаса
Основная мысль статьи полностью выражена в ее названии. Отдавая должное литературному мастерству и профессионализму Конан Дойля, автор статьи считает, что развитие созданной писателем «технологии ужаса» ни к чему хорошему не ведет: «Зло не является нейтральным по отношению к человеку. Фильм ужасов – оружие, направленное против способности человека любить». Почему-то автор считает, что Э.По был последователем А.Конан Дойля в сфере литературных ужасов.
«После него были Эдгар По, Говард Лавкрафт, Стивен Кинг и другие, но Конан Дойл был первым в истории культуры профессионалом страха. Типичная модель: к знаменитому сыщику является посетитель и излагает историю, в которой может не быть ничего пугающего или даже криминального. Но в ней есть нечто странное, алогичное, необъяснимое. Нарисованные пляшущие человечки, пестрая лента, велосипедист, регулярно возникающий на пустынной сельской дороге и исчезающий неизвестно куда, - сами по себе эти события еще не несут опасности. Но они непонятны, необъяснимы, а потому тревожат и заставляют читающего вздрагивать при любом шорохе. Маленький сбой в привычном порядке вещей заставляет подозревать присутствие зловещего нечто, опасности, неперсонифицированной и оттого непредсказуемой и грозной. Рациональный гений Шерлока Холмса решает задачу, мистическое отодвигается на второй план, логика находится там, где ее вроде и не было, читатель радуется всесилию человеческого разума, но вздрагивать при непонятных звуках не перестает».


Пилиев Георгий. Русский детектив: Что новенького?
ПИТЕРbook, N 1-2, январь-февраль 2004
Обзор интересных, по мнению автора статьи, книг, относимых им к детективному жанру. Разбираются романы А.Вайнера «Райский сад дьявола» и Б.Акунина «Алмазная колесница».
«Как это ни печально, писать о новинках русского детектива непросто - прежде всего потому, что заслуживающих интереса книг крайне мало. По счастью, среди бесконечной макулатуры встречается кое-что более или менее сносное и, крайне редко, действительно приличная вещь».
piterbook.spb.ru/2004/0102/detectiv/recenzii.shtml


Пилиев Георгий. О вкусах не спорят
Новые детективные серии
ПИТЕРbook, N 12, декабрь 2003
Обсуждается серия «Сочинитель убийств», издавающаяся «Независимой газетой» и некоторые другие переводные книги.
piterbook.spb.ru/2003/12/detectiv/book_01.shtml


Пилиев Георгий. Для взыскательного читателя
ПИТЕРbook, N 3, март 2004
Обзор детективных новинок. В центре внимания сборник произведений (не детективов) Д.Сэйерс и «Смерть в ассортименте» П.Шестакова - чуть ли не единственного советского писателя, который пытался строить свои романы в соответствии с требованиями детективного жанра.
«За два года до кончины Шестаков закончил новый роман «Смерть в ассортименте», который можно, в каком-то смысле, считать итоговым в его творчестве. Издательство «Эксмо», куда автор предложил свой роман, не сумело оценить рукопись, предложив уважающему себя человеку оскорбительно мизерный гонорар, и рукопись на пять лет легла на полку. Сборник «Омеги» дополнен повестью «Рапорт инспектора», богатым справочно-критическим и мемуарным корпусом».
piterbook.spb.ru/2004/03/detectiv/recenzii.shtml


Пилиев Георгий. Детектив с женским лицом
«Книжное обозрение», 29 сентября 2003 г.
Небольшая заметка о «женском детективе» в связи с деятельностью издательства «Омега».
«Лавры первой женщины, написавшей и издавшей детектив, многие специалисты и литературоведы склонны отдавать американке Анне Катарине Грин (Green) (1846-1935), выпустившей в 1878 году свое «Левенуортское дело» (The Leavenworth Case), что, мягко говоря, находится в конфронтации с фактами. А факты таковы, что пальма первенства принадлежит англичанке Мэри Элизабет Бреддон (Braddon) (1835-1915). В 1860 году, в Лондоне, вышел в свет ее детективный роман «Трижды мертвый» (Three Times Dead). Почти вслед за ней, там же, в Лондоне, в 1861 году, некая дама-аноним издала книгу «Из практики детектива-женщины» (The Experiences of a Lady Detective). Третьей значится американка миссис Метта Фуллер Виктор (Victor) со своим детективом «Мертвое письмо» (The Dead Letter), изданным в США в 1867 году. А вот четвертое место в этом списке и первое место среди русских женщин-детективистов - очень может быть! - принадлежит нашей соотечественнице, симпатичной княжне Елизавете Владимировне Львовой (1853-?). дело в том, что есть много объективных причин считать, что именно она скрылась за псевдонимом Е.В.Л., опубликовав в 1873 году свою совершенно милую детективную повесть «Темное дело». Если вопрос с атрибутацией автора верен, то русскому «женскому детективу» в этом году - 130 лет!»


Николаева Наталья. Интертекстуальные аспекты детектива: тексты-«матрешки» Агаты Кристи.
Текст - в форме научной статьи - любопытен тем, что он написан школьницей (ученицей 10 класса) под руководством преподавателя университета. Выбрана интересная тема исследования - роль «вставных текстов» (считалочек, детских песенок и т.п.) в произведениях А. Кристи. К сожалению, дело ограничивается старательным пересказом сюжетов и заключительными филологическими упражнениями на дежурную тему: о том, что Агата Кристи «во многом опередила свое время и предвосхитила важнейшие эстетические принципы постмодернизма».


Митин Ю. К. Шерлок Холмс и его современники
Поединок: Сборник. Вып. 16, М.: Моск. рабочий, 1990
Большая и интересная статья о Конан Дойле, об истории создания Шерлока Холмса и параллельно об истории развития криминалистики.
«В 90-е годы Шерлок Холмс, чему есть немало свидетельств, был примером для передовых криминалистов. Если полицейское начальство видело в нем лишь нападки на Скотленд-Ярд, то все, кто стремился к переменам, почитали Дойла союзником. Сегодня трудно судить, насколько рассказы о Шерлоке Холмсе реально повлияли на перестройку английской криминалистики, но составной частью ее, в частности в формировании общественного мнения, они стали».


Ольшанский Дмитрий. Абыр, абыр, абырвалг
Почему не радуют новые «детективы» Бориса Акунина
НГ-EXLIBRIS, № 130 (2440), 19 июля 2001 г.
О романах Б. Акунина «Любовник Смерти» и «Любовница смерти», которые, по мнению автора статьи, к детективу не имеют никакого отношения (и с этим трудно спорить).
«...ближайшая ассоциация к этим романам - вовсе не дедуктивные успехи мистера Холмса, но ретивые погони заведующего подотделом очистки П.П. Шарикова».
«Детектив как жанр имеет дело прежде всего с загадкой. Подобно тому, как всякая тайна может быть раскрыта и рассказана, криминальная загадка также нуждается в отгадывании, в изощренном ходе мыслей и, поскольку перед нами текст, в словах. Невозмутимые объяснения Холмса, осторожные беседы мисс Марпл - вот подлинный двигатель интриги в детективе, основной инструмент, с помощью которого автор, а за ним и читатель продвигается к развязке».

ng.ru/culture/2001-07-19/7_abyr.html


Ольшанский Дмитрий. Забвение отца Брауна
"Сегодня", 2000, № 64
Коротенькая заметка о произведениях Б.Акунина и о "настоящем детективе".
"Детектив - рассказ английского автора о преступлении, случившемся в Соединенном Королевстве. ... это роскошный викторианский миф, история светлых времен от 1837 до 1901, когда в Англии ровным счетом ничего не происходило".
segodnya.ru/w3s.nsf/Contents/2000_64_life_text_olshanskii1.html


Ольшанский Дмитрий. Испортили мне пьеску, Борис Григорьевич!
«Сегодня», 4 Июля 2000 года
Рецензия на «Чайку» Б.Акунина.
«Хотя убийца один, мораль ясна: Константина Гавриловича мог укокошить кто угодно. Примерно то же самое доказывал сто лет назад на материале «Братьев Карамазовых» Шерлок Холмс доктору Ватсону в презабавном рассказе Конан Дойля «Убийство русского помещика»».
«К сожалению, автор новой «Чайки» даже не пытается придать избранному им детективному жанру дополнительные измерения... Его задача - произвести чистое чтиво, которое в контексте русской литературы смотрится как дебильный ребенок с лучистыми пустыми глазами в семье родителей-профессоров. ...Фактически Борис Акунин использует мощь электростанции для работы карманного фонарика».

segodnya.ru/w3s.nsf/Archive/2000_143_life_text_olshanskii1.html


Новиков Владимир. Алексия. Уточнение диагноза, или Пять процентов
«Новый мир», 2002, № 10 Главное содержание эссе - утверждение того, что «современная русская литература» всё же существует, но по ходу дела автор затрагивает многие темы, в том числе и детектив, как жанр, и романы Б.Акунина. Первый ему решительно не нравится, а второй (Акунин) - вполне устраивает.
«...мне кажутся весьма наивными представления о том, что детектив может стать неким образцом для «демократизации» элитарной словесности. Это ведь жанр по своей эволюционной природе вырожденческий. Высоким он был только в момент возникновения, под пером Эдгара По, чей Дюпен - первый и последний детектив-интеллектуал. И Шерлок Холмс, и Мегрэ, и майор Пронин - это уже мутанты, выращенные на гормонах. Посмотрел я серию «лучших» детективов, собранных Борхесом: однотипно-банальные сюжеты, психологизма - ноль. Очень уж каноничный жанр, мало у него связи с жизнью, где «таинственных» убийств почти не бывает».


Новикова Вера. Убийство на четверых. Чисто английский детектив на сцене Рязанского театра драмы
Рецензия на постановку пьесы Эдварда Тейлора «Убийство по ошибке» (обозначенной в афишах как «детектив в 2-х актах»). По ходу дела В.Новикова высказывает некоторые соображения о детективе как жанре. Но наиболее интересное высказывание о детективе принадлежит автору пьесы:
«Чем хорош настоящий детектив? - спрашивает Эдвард Тейлор и сам отвечает: - Развязка должна обманывать читательские ожидания».


Мордерер Валентина. Этюд в испанских тонах.
О «помешанных клавиатурах»
Длинная и бессвязная статья (трудно назвать рецензией текст с огромными стихотворными цитатами из Пастернака и Мандельштама), в которой обсуждаетеся роман А.Перес-Реверте «Клуб Дюма, или Тень Ришелье». Детектив упоминается, но без всякого к нему интереса.
«На испанском писателе уже давно болтается товарный ярлык «Умберто Эко для бедных». Эко - это книга для интеллектуалов, Перес-Реверте - газета, массовое чтиво, «лекарство от скуки»».
«Детектив, созданный Пересом-Реверте, - сугубо семиотический».


Порядина Мария. Литература (для) среднего класса
О так называемом «детском детективе» (ДД) - варианте «современного русского детектива» для школьников 10-13 лет. Автор статьи весьма критически оценивает тексты из этой пользующейся устойчивым спросом «книгоиздательской рубрики». \
«…чтение ДД, по определению, не требует интеллектуального напряжения, ведь авторы и сами не конан-дойлы, дедуктивным методом не владеют, а следовательно, и персонажи их не перегружают свои мозги, и читателю «грузиться» незачем».
«…авторы ДД процветают (в этом-то ничего плохого нет) и продолжают творить (а это уже хуже)».
«…читателя, привыкшего к литературе среднего класса, уже почти невозможно приохотить к настоящей книге, чтение которой требует интеллектуального и эмоционального напряжения».


Молчанов Александр. Как написать бестселлер. Урок третий - детектив
Автор данного «учебного пособия» сам пишет подобные «детективы» и относится к этому делу с жизнерадостным цинизмом: дескать, дурное дело - не хитрое.
«…современные российские детективы, строго говоря, таковыми не являются. Детектив - это когда один (комиссар Мегре, мисс Марпл, Эркюль Пуаро) или два сыщика (Шерлок Холмс и доктор Ватсон, Ниро Вульф и Арчи Гудвин и пр.) неторопливо, покуривая трубочки и сигары, постепенно распутывают загадку, которую им загадал преступник. За оружие они берутся лишь изредка и, как правило, успехами в этом плане не блещут. Герои современных российских детективов - потомки героев «черного» или «крутого» детектива Дэшила Хэммета, Реймонда Чандлера и Росса Макдональда. Они много пьют, мало думают, не пропускают ни одной юбки, первыми бьют правой и стреляют из двух стволов, любят деньги, разговаривают матом и, в случае чего, без зазрения совести нарушают закон».


Молчанова Наталия. В «Записках Шерлока Холмса» Конан Дойла многие разглядели зашифрованное Евангелие
Газета «Сегодня» (Украина), № 1757 за 24.05.2004
Популярно написанная статья о Конан Дойле, его детективных рассказах и его занятиях спиритизмом. Некоторые биографические сведения о писателе любопытны (если только не выдуманы).
«В 1924 году его пригласили обследовать дом с привидениями в центре Лондона. Устроив спиритический сеанс, Конан Дойл вошел в контакт с духом, который назвался Владимиром Лениным, умершим совсем недавно. Применив тот же дедуктивный метод, писатель пришел к выводу, что Ленин жил в этом доме во время своего пребывания в Лондоне, а его сообщение - это предупреждение об обострении отношений между Великобританией и Россией».
«...перед тем, как покинуть этот мир, сэр Артур передал мне этот конверт, запечатанный его личной печатью. Сейчас дух сэра Артура продиктует свое послание, а мы проверим, верно ли оно». Встав рядом, с леди Джин, медиум заговорил: «Я победил вас, господа неверующие. Смерти не существует. До скорой встречи!». Когда вскрыли конверт, на листке бумаги оказались именно эти слова».


Пономарева Е. А.Перес-Реверте. Клуб Дюма, или тень Ришелье.
/Москва/ «Иностранка» / 2002 год / 598 стр.
Текст в жанре читательского отзыва на книгу.
«Я решила прочитать эту книгу, благодаря множеству похвальных отзывов, которые встречала в Интернете. Модный писатель сезона, закрученный сюжет, интертекстуальные игры, особый мир «реверляндия»...»
«Большая часть героев - библиофилы, профи. Они должны, по идее, подавлять читателя интеллектом. Да, я узнала много нового. В конце-концов обратное было бы странно - я не спец в истории литературы. Но ощущения, что это настоящие профессионалы не возникло. Напротив, создалось впечатление, что это уровень студенческой курсовой».
«В общем, опять раздули из мухи слона. Это ерундовая книга. Рекомендую для чтения в метро».


Популярный писатель-детективщик Борис Акунин: Я познакомлю Фандорина с Григорием Распутиным
«Комсомольская правда», 07 июля 2001 г.
Ответы Григория Чхартишвили на вопросы журналистов и читателей.
«Писать детективы я стал, потому что мне всегда нравился этот жанр, он дает наибольший простор для соучастия читателя. Ты постоянно загадываешь читателю какие-то загадки, заставляешь его шевелить мозгами, он не просто сидит и сонно клюет носом».
kp.ru/daily/22586/10668/


Потанина Н. Диккенсовский код «фандоринского проекта»
«Вопросы литературы», 2004, № 1
Расширенный и несколько изменённый вариант уже опубликованной в Интернете статьи «Диккенсовский код в современном российском детективе».
«Удовольствие от чтения детективов Б. Акунина нередко связывают с самим эффектом «знакомости» - а значит, «уютности», «домашности» такого чтения. К этому «перечню причин» необходимо добавить тот ювенильный пафос познания и веры в возможности человеческого интеллекта, который в нашем читательском представлении ассоциируется с хорошим - зачастую именно английским - детективом».
magazines.russ.ru/voplit/2004/1/pot.html


Потанина Н.Л. Англомания Б. Акунина: фактор успеха?
«Его [Фандорина] энглизированность выполняет весьма важную функцию. Она соотнесена с важной составляющей английской концептосферы - понятием о джентльмене. ... это человек цивилизованный, умеющий себя вести спокойно, сдержанно, уважительно к окружающим...»
«Процесс межкультурной коммуникации, таким образом, проявляет себя в отборе тех доминант английской концептосферы, в которых массовый российский читатель испытывает наибольшую потребность».


Потанина Н.Л. Диккенсовский код в современном российском детективе
О романах Б. Акунина и, в особенности, о диккенсианском детективе (как его обозначил сам Б. Акунин) «Любовник Смерти».
«...в романе Коронация (2000) акцентирована идея privacy, особенно привлекательная для россиянина постсоветской эпохи. Live your own life, - эти слова, произнесенные батлером Фрейби, принципиальны для Акунина. Не случайно, как остроумно заметил Г.Циплаков, если набрать имя Фрейби на компьютерной клавиатуре в русском регистре, но латиницей, то получится хорошо знакомое АКУНИН».


Подъяблонская Настасья. Как возникают женские романы.
Практические заметки «Октябрь», 1998, № 12
В конце своего «художественного исследования» феномена «современного российского женского романа» автор приходит к неожиданному выводу о том, что исследуемый ею жанр тяготеет в конечном итоге к схеме вроде бы давно отставленного и забытого «советского производственного романа». По-видимому, то же самое можно сказать и о «современном детективе».
«Мы имеем то, что имеем. Для подлинного, непереводного женского романа, впрочем, как и для подлинного детектива, у нас нет исходных материалов. Но есть необходимость, есть желание. Появились читатели, которые хотят читать именно такую литературу, появились сочинители, которые хотели бы такую литературу творить».
«Сюжет произведения ...стар: обувная фабрика выпускает плохую обувь. ...директору грозит расстрел. ... героиня, тайно влюбленная в директора, добивается, чтобы комиссия... Герои воссоединяются. Производство налаживается само собой. Не напоминает ли это известную с детства сказку? Вот на сказку, на архетипы и надо уповать...»

magazines.russ.ru/october/1998/12/podia-pr.html


Нузов Владимир. Александра Маринина: Детектив - лишь повод для серьезного разговора с читателем
«Вестник», № 9 (294), 29 апреля 2002 г.
Интервью с А.Марининой.
«Каждую свою вещь я пишу не для того, чтобы рассказать о невероятно хитроумном преступлении и не о том, как ловко и виртуозно сыщики его раскрывают. Все это - материал, основа. А книга - это попытка решить этическую задачу, психологический конфликт или осмыслить драматическую, на мой взгляд, судьбу».
«...одна журналистка проводила анализ: что общего между Агатой Кристи и мной. Пришла к выводу, что я совсем не Агата Кристи, а гораздо хуже. Это, как говорится, на здоровье. Но кое-что общее, считает эта «труженица пера», между нами все-таки есть, именно: то, что мы вторым браком вышли замуж за мужчин гораздо моложе себя. Ну что, писать мне в газету опровержение, что мой второй муж старше меня?»

http://www.vestnik.com/issues/2002/0429/win/nuzov.htm


Неверов Александр. Чудовища в век разума
Итоги, № 30 (268) 18 октября 2002
Коротенькая статейка о детективе для заполнения развлекательных страниц в популярном журнале.


Перелётова Елена, Потсар Анна. Агата Кристи: новая жизнь брэнда
«Top-Manager», 2002, № 22
Жуткая история о том, как компания Chorion, купила крупный пакет акций в семейном предприятии Agatha Christie Limited, обладающем правами на издание большинства произведений Агаты Кристи во всем мире, и сообщила о своих планах «осовременить» наследие писательницы, «поместив ее героев и ее сюжеты в современную телезрителям реальность». В конце своей статьи авторы подают читателям надежду, что устрашенная резко негативной реакцией английской общественности компания Chorion откажется от своих гнусных планов.
«…Chorion, похоже, решил покончить со всем этим старомодным обаянием. Обосновывается это тем, что “современная версия привлечет новое молодое поколение”.
… Вполне возможно, что пресловутое молодое поколение будет в восторге от Эркюля Пуаро, вооружившегося мобильным телефоном и тростью с программным управлением, или от сильно помолодевшей мисс Марпл, голливудской красотки, доказывающей свое “сверхъестественное умение всегда оказываться правой” с помощью боевого оружия или вставляющей подслушивающее устройство в портьеру. Но, скорее всего, вместе с привычными Пуаро и мисс Марпл будет уничтожен и неповторимый колорит экранизированных романов Кристи, а ведь именно он привлекает к ним большую часть зрительской аудитории».
«Поклонникам Агаты Кристи было бы гораздо спокойнее, если бы Chorion ограничился одной лишь издательской деятельностью… Но в Chorion Intellectual Properties содержится целый штат беспокойных маркетологов, которые пишут длинные отчеты, “подтверждающие рост стоимости правильно эксплуатируемых прав на интеллектуальную собственность”. Эксплуатация интеллектуальной собственности в данном случае принимает угрожающий характер».
«После гневных выступлений ведущих английских газет Chorion как-то поутих, и с начала 2002 года о его планах осовременивания Агаты Кристи ничего не было слышно».


Переслегин С.Б. Классический детектив, как квант межтеневого взаимодействия.
No comments.
«Перед нами «естественный» информационный объект, который характеризуется сплошными «не». Это - не голем, не левиафан, не кодон и даже не кольцо (хотя, в некоторых моментах он ведет себя подобно кольцу: при всем желании Конан-Дойлю не удалось «убить» Холмса). Значит ли это, что перед нами Представление динамического сюжета?»


Некряч Татьяна. Загадки популярности. Политические романы Роберта Ладлема
«Литературное обозрение», 1986, № 10, 31-35
Статья, напечатанная в рамках дискуссии о зарубежном детективе. По мнению киевского критика Ладлем пишет плохо: «Около двадцати лет своей жизни Ладлем был связан с «шоу-бизнесом»... ставил спектакли, озвучивал на телевидении рекламные ролики... Опыт коммерческого Бродвея был им перенесен в литературную практику...» Но в то же время: «В «Рукописи Чанселора» показано, как ФБР... грубо вмешивается в частную жизнь граждан». Это бы и хорошо, но: «...отказ от серьезного критического анализа жгучих проблем современности приводит Ладлема на путь антикоммунизма...» Вывод: «...печатая книги такого писателя, как Ладлем... следует принимать во внимание его политическую и творческую эволюцию...»


Мельников Я.Г. Массовая литература
«Классический детектив»-один из самых «строгих» жанрово-тематических канонов. Недаром уже в двадцатых годах нашего века были сделаны попытки зафиксировать его родовые признаки».
«К структуре порноромана близка формула боевиков и криминальных романов. Авторское внимание сосредоточено в них не на головоломном процессе разгадывания остроумно запутанного преступления, как в классическом детективе а 1а Конан Дойл, а на наиболее захватывающих, «ударных» моментах следствия - сценах насилия, погонях, перестрелках, драках».

http://eressea.ru/tavern7/019-0006.shtml


Мельникова Ирина. «Загадка» Джона Фаулза: к проблеме континуальности
«Respectus philologicus», № 1(6), 2002
Научная (литературоведческая) статья, автор которой стремится «представить проблему континуальности в постмодернистском тексте» на примере повести Д.Фаулза, начинающейся как типичный детектив, а заканчивающейся как любовный роман. Ключевые слова к статье: континуальность, архитекстуальность, интертекстуальность, семиотический анализ, детективное повествование, даосизм. Проблема решается автором со ссылками на У.Эко, Г.Филдинга, Чжуан-цзы, В.Малявина и «Дао Дэ цзин», но попутно затрагивается и вопрос о структуре детективных произведений.
«Таким образом, древнекитайская «картина мира», ее принципы - текст, лежащий за пределами рассматриваемого, текст, прямой отсылкой к которому является эпиграф, - оказывается одним из средств, которые позволяют связать внешне избыточные по отношению друг к другу фрагменты в единый смысловой континуум».
filologija.vukhf.lt/102/melnikova.htm


Неполная Октава. «Мой нежно любимый детектив»
Обзор русскоязычных «детективных ресурсов» Интернета по состоянию на 29.03.2001 с интерактивными ссылками.
«...следующий раздел обзора, посвященный сайтам о детективной литературе вообще. Таких сайтов в Рунете очень мало».


Пепперштейн Павел. Детектив (преступление и расследование)
Слово «детектив» появляется в этом небольшом тексте многократно, но, к сожалению, не удается понять, о чем, собственно, идет речь (возможно, это и входило в намерения автора).
«Предпосылкой возникновения этого жанра [детектива] являются юридические революции XVIII и XIX - появление «преамбулы невиновности», отказ от пыток… и, соответственно, появление необходимости в уликах, в доказательствах виновности обвиняемого. …это породило практику расследования и жанр детектива, что, в свою очередь, непосредственно способствовало появлению психоанализа и оказало огромное - как прямое, так и непосредственное [?!]- воздействие на искусство ХХ века».
«…сыщик не только упраздняет или наказывает преступника, он еще и сохраняет память о нем. Он - коллекционер, музейный работник».
«…криминальная Россия оказывается побочным детищем западной массовой культуры и поэтому она неуловима».


Петрова Наталья. Интерпретация сновидений
Большое интервью, которое автор - «тренер-консультант, специалист по творческим решениям в бизнесе» - дала 3 августа 2002 года Севе Новгородцеву в его радиопрограмме «Севаоборот». В своей стратегии использования сновидений клиента для выбора правильного решения в его бизнесе Н.Петрова опирается, по ее словам, на метод расследования, принятый в классическом детективе. Основная часть интервью к детективу отношения не имеет и выдержана в стиле саморекламы.
«...мы считаем, что интерпретировать чужие сны неверно, надо детективно расследовать их, спрашивая автора о подробностях. И когда картина становится окончательно непротиворечивой и полной, автор, наконец, понимает суть сообщения, пришедшего через сон. Это школа аналитического расспрашивания. Метод похож на метод Эркюля Пуаро в детективах Агаты Кристи: по мере расследования сыщик задает вопросы и складывает их в копилку, а затем логически восстанавливает недостающие звенья и реальные механизмы произошедших событий».
seva.ru/oborot/archive/?id=771


Оден Уистен X. В поисках героя
В статье обсуждаются литературные произведения, относимые автором к жанру, который он обозначил как «жанр Поиска». Главным образом, речь идет о «Властелине колец» Толкиена, но по ходу дела Оден дает краткие характеристики жанрам, также расцениваемым им как подвиды «Поиска», но в его не традиционных формах. Про детектив сказано буквально следующее:
« Детектив. Здесь целью является не чудесный предмет и не чудесная невеста, а ответ на вопрос: «Кто совершил преступление?» Вдобавок здесь не только нет путешествия, но и чем меньше общество, чем уже территория, тем лучше. Противоборствуют две стороны, причем у одной - единственный представитель, преступник, ибо раздел в этом варианте проходит не между добром и злом, а между виновностью и невиновностью. Герой-сыщик не принадлежит ни к какой из сторон».
http://eressea.ru/tavern7/010-0013.shtml


Пять подков от одного коня
Небольшая неподписанная статья, сообщающая о том, что в издательстве «Ad marginem» появилась серия, в которой публикуются «советские детективы» послевоенных лет. Судя по изложению автора статьи, халтура, опубликованная в этой серии, вполне соответствует уже сложившейся репутации издательства.
utro.ru/articles/2003/12/26/263267.shtml


Мяэотс В.К. Уроки сочинительства. Детективный рассказ
90 процентов объема этих «уроков» составляет текст рассказа Конан Дойля «Три студента», главным достоинством которого является неизвестность его для широкой публики. «Обучение сочинительству» сводится к тому, что преподаватель дает учащимся задания: «Прочитай начало рассказа», «Подумай», «Представь себя на месте Шерлока Холмса» и т.д.
«А теперь попробуй сочинить детективный рассказ сам! ...Будем делать это постепенно, по шагам. Шаг 1. Придумай главного героя твоего рассказа - сыщика. Кто он? Как выглядит? Где живет? Какие у него привычки? Есть ли помощники?.. Ну, и так далее...»
По-видимому, учениками В.Мяоэтса и пишутся те «детективы», что мы видим на прилавках.
home-edu.ru/user/f/00000006/detektiv/urok1.htm


Loft. Архитектоника детективного жанра
Автор, укрывшийся под псевдонимом Loft, рассуждает о детективном жанре, предполагая, что история детектива уже завершена, и как жанр он уже умер. Статья, как говорит автор,
«написана под впечатлением Фуко, Бодрийяра и иже с ними - с их языковыми = знаковыми играми. Очень хотелось поиграть словами - и вот результат. Не слишком-то блестящий...». Но прочитать ее можно, и даже не без интереса.
«...условимся понимать под детективным жанром то, что в литературоведении принято называть классическим детективом. Его история начинается в 40-е гг. XIX в. с имени Э. По, имеет в зените нескольких значительных авторов... и благополучно завершается к началу 40-х гг. XX века активным поиском неформальных лазеек и эффектов коктейля, приведших к изобретению триллера. Ни одна из современных вариаций на тему детектива... не может считаться детективом в первоначальном смысле...»

proza.ru:8004/texts/2001/07/23-66.html


Свидетель обвинения. ТЮЗ. Пресса о спектакле
Подборка напечатанных в разных газетах рецензий на спектакль Московского ТЮЗа по пьесе Агаты Кристи. Авторы рецензий - в целом хвалебных - М.Давыдова, Н.Каминская, А.Филиппов, Г.Ситковский, О.Зинцов. Большинство из них считает, что в финале спектакля режиссер существенно отходит от стиля Агаты Кристи.
Г.Ситковский: «К концу спектакля Генриетте Яновской отчего-то надоедает играть в Англию и она запоздало ударяется в испанские страсти. Финал целиком придуман темпераментным режиссером, поскольку сдержанной Агате Кристи такое бы в голову не пришло».
smotr.ru/2000/2000_tuz_so.htm


Славникова Ольга. Партия любителей П.
Октябрь, 2000, № 9
О романах Б.Акунина, попавшего по воле автора статьи в одну компанию с В.Пелевиным и В.Сорокиным. Общее у них то, что каждый из них имеет свою «партию» поклонников. Такой внелитературный принцип объединения вообще характерен для современной критики: писатели классифицируются по полу, возрасту, национальности, месту проживания, книготорговой рубрике и т.д., но никогда по существу дела - по тому, как и что они пишут. О.Славникова, видимо, имеет свое мнение по поводу упомянутых писателей как писателей, но не собирается навязывать его читателям.
«Что же касается Б. Акунина... то признаю: его книги доставили мне удовольствие. Но все равно не хочу вступать в «Партию любителей А». И потому сейчас отплачу Акунину черной читательской неблагодарностью. ...нужно отделять общие эффекты от личных ощущений».
magazines.russ.ru/october/2000/9/slavnik.html


Славникова Ольга. Самка детективообразного
Критический обзор так называемого «женского детектива» (ЖД). Автор приходит к выводу, что «нынешние мужской триллер и дамский детектив - не совсем детективы». Что-то мешает О.Славниковой признать, что они - совсем не детективы, хотя это явно следует из ее дальнейших вполне правильных рассуждений о том, как строится детектив.
«Прелесть классического детектива заключается в двуединстве его составных частей. Первая часть - «Загадка&разгадка». Логическим путем разоблачается неясная либо фальшивая картина событий и реконструируется истина. ...Вторую составляющую привлекательности детектива обозначим как «человеческий фактор». Читателю должны быть интересны все герои...»
«Загадка&разгадка» в современных детективообразных текстах отрабатывается слабо либо не отрабатывается вообще. ... Современное детективообразное, как «женского», так и «мужского» пола, характеризуется атрофией первого фактора и гипертрофией второго. ... Нормальный ЖД сегодня - это гибрид детектива с любовным романом, причем детективный ген явно рецессивен. Суперэксплуатация «человеческого фактора» приводит к тому, что следователь не столько расследует, скажем, убийство, сколько выясняет отношения с прочими героями текста. Детектив увязает в собственной периферии, в житейском веществе, так что под конец романа разгадка преступления делается просто неважна».

ozon.ru/context/detail/id/200464/


Соболь Владимир. Умом убийцу не понять...
октябрь 2000
Автор статьи рассуждает о жанре детектива в связи с появлением в издательстве «Азбука» первых книг, входящих в «библиотеку классического детектива» Х.Л.Борхеса и Б.Касареса.
«Интеллектуалы говорят о детективах, и хозяева книжных развалов поминают их же, но понимают под этим определением совершенно разные книги. … Пускай одного привлекает состязание разумов, а другого напряжение мускулов. Только не надо именовать фиолетовое желтым».
«…практически все, что пишется в России, детективом возможно назвать, лишь очень усердно искривив язык и душу. Почти все эти книги, начиная с похождений незабвенного майора Пронина, относятся к жанру полицейских романов. … Из тех книг, что подходят под «классическое» определение жанра, мне вспоминаются лишь два романа Павла Шестакова».

ozon.ru/context/detail/id/199707/


Смирнов Илья. Другие книги #1
Среди составляющих этот текст рецензий на несколько исторических исследований есть и рецензия на детектив Б.Акунина «Пелагия и белый бульдог». Автор объясняет это соседство тем, что его в данном случае интересует выраженная в романе историческая концепция определенного периода русской истории.
«Нельзя очередной раз не отметить смелость писателя. Наперекор всеобщей моде на средневековое мракобесие Акунин представляет «Победина» и Ко отнюдь не в ангельских перьях. Но ведь и дьявольские хвосты, которыми с самого начала помахивают отрицательные персонажи, лишают детектив всякого смысла. И своим положительным героям автор слишком уж облегчает задачу».
«…Борис Акунин не обязан соглашаться с профессором Аврехом, тем более с рецензентом Смирновым. Он имеет право на собственную концепцию русской истории.
Но в любом случае конфликт, положенный им в основу «Пелагии...», мог бы быть не столь простым и предсказуемым. Роман от этого только выиграл бы с любой точки зрения. И как детектив, и как размышление о судьбе Отечества».


Смиренский В.Б. Digitall writing e-stories
Сначала автор (сотрудник ИНИОН РАН) довольно подробно пересказывает работу Ю. Щеглова 1968 года о детективных новеллах Конан Дойля, а затем, исходя из того, что в детективах велика роль повторяемости и вариаций неизменных сюжетных стереотипов, пытается передать сюжет рассказа Конан Дойла «Чертежи Брюса-Партингтона», монтируя в единый текст фразы, взятые из других рассказов Конан Дойла. В чем замысел такой работы и что она должна доказать, остается неясным.
Dialog-21.ru/Archive/2000/Dialogue%202000-2/320.htm


Соловьева Вера. «Фламандская доска» как «Игра в бисер» лайт
О романе А. Переса-Реверте «Фламандская доска», который автор статьи считает «хорошим детективом» в стиле Агаты Кристи. Однако главное достоинство книги в том, что она «настраивает читателя на постмодернистский лад, заставляя задуматься о духовных прародителях данного литературного произведения: во-первых, о Сервантесе ...и, во-вторых, о Набокове».
«...углубляясь в сюжет «Фламандской доски» и, время от времени, отмечая «узнавание», а, стало быть, и собственную начитанность, невольно начинаешь чувствовать себя носителем тяжкого интеллектуального багажа...»
culture.pravda.ru/culture/2003/4/9/22/7711_peres.html


Соловьева Н. Cтолетие детектива
(по материалам «Таймс»)
«Литературная газета», № 48 (5813) 28 ноября - 5 декабря 2000 г.
«...детективу как жанру исполнилось ныне 100 лет. Чтобы отметить это событие, «Таймс» в одном из своих субботних приложений недавно опубликовала список 100 лучших детективов ХХ века. ...его составили автор популярных в Англии детективных романов Гарри Китинг и сотрудник «Таймс» Майк Рипли».
Список составлен по известному рецепту: сюда попали и классика детектива и изделия «современных мастеров» (они, по-видимому, преобладают). Данный список существенно отличается от аналогичного «списка Киттинга», приведенного на сайте «Детектив. Признание в любви»
http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg482000/Literature/art4.htm


Соловьева Татьяна. Виктор Пронин: детективы никто не пишет
«Литературная газета», № 6 (5866), 13-19 февраля 2002 г.
Интервью с В.Прониным, популярным автором романов на криминальную тему. Он очень высоко ценит классический детектив и вполне трезво оценивает сегодняшнюю «детективную» литературу, в том числе и собственное творчество.
«Для начала скажу - детективы сейчас никто не пишет. Детектив - это жанр редкий, отмеченный не только изысканным литературным стилем, но и игрой ума, парадоксальностью мышления, когда в суждениях и поступках героев таится второй, третий смысл. Детектив требует ограниченного места действия - замок, корабль, поезд, остров, ограниченного количества персонажей. Детектив - это Эдгар По, Конан Дойл, иногда Агата Кристи, иногда Жорж Сименон. ...Книги, которые мы сегодня видим на книжных прилавках, - это вовсе не детективы, это то, что с некоторой натяжкой можно назвать криминальными романами. И главный вопрос в этих произведениях вовсе не «Кто?», главный вопрос там звучит примерно так: «Чем же все это закончится?» ...В результате произошло разжижение жанра. И детективом нынче называют любой роман, в котором произошло нечто противоправное».


Сонькин Виктор. Месть доктора Уотсона
Непринужденные заметки по поводу «Собаки Баскервилей», Шерлока Холмса и доктора Уотсона.
«С одной стороны, ты понимаешь, что только в детско-подростковом возрасте понты Холмса могут производить такое впечатление. С другой - ход исследования все-таки завораживает; характеры остаются живыми, настоящими, а не превращаются в картонные схемы, как часто происходит с другими любимыми в детстве книгами».


Степанов Андрей. О фантазиях Басинского и мастерстве Акунина
Полемическая статья, в которой спор, в основном, идет не о детективе, а «о политике»: автор статьи защищает героя «Алмазной колесницы» Эраста Фандорина от обвинений в «антироссийских настроениях». Однако, по ходу дела речь заходит и о детективе.
«Фандорин действительно космополитичен по своему литературному происхождению. Он сконструирован по крайней мере из трех компонентов: из Шерлока Холмса - британского джентльмена, вооруженного дедуктивным методом; из японского ниндзя - идеального шпиона и непобедимого бойца; из жюльверновского Инженера - двигателя и рыцаря прогресса. Но все эти три составляющие скрепляет четвертая - русский дворянин с понятием о чести (которое трансформируется в демократическое чувство собственного достоинства - главный предмет проповеди Акунина)...»
«Метод Акунина - ироническая трансформации жанра классического детектива, которую как раз и чувствуют его читатели, знатоки и детектива, и иронии. Классический детектив имеет реалистические истоки. Основой реалистического искусства был принцип детерминизма: убеждение, что рядоположенные явления связаны неявной причинно-следственной связью и задача писателя - эту связь раскрыть. Поэтому реализм не мог не породить детектив, в котором это же явление абсолютизировано и представлено в чистом виде. Детектив разгадывает загадки, делает тайное явным, соединяет разрозненное, объясняет странное. Главное в детективе - восстановление причинно-следственной цепи, и в этом смысле, в каком бы фантастическом хронотопе ни разворачивал его автор, он глубоко реалистичен. Детектив каждый раз подтверждает, что мир однороден, посюсторонен и полностью объясним. Способный к смешению со многими жанрами, классический детектив избегает только мистических, а если и сочетается с ними, то принимает характер разоблачения».


Семицветов Игорь. Александра Маринина: «Преступников я описываю особенно любовно»
«Огонек», № 19, 12 мая 1997
Интервью с А.Марининой и довольно большая биографическая справка о ней.
«Сама писательница называет своим идеалом любовный роман Сидни Шелдона, подобный которому она и мечтает нагрузить тайнами полицейского детектива».
«То, что я пишу - это полицейская история».


Семенова О. Заговоренная Груша. Интервью с Дарьей Донцовой.
Опубликовано в газете «Московский комсомолец» 6 июля 2001 года
Сокращенный текст интервью, в котором писательница рассказывает о своей жизни. Очень похоже на сюжеты ее произведений. К детективу это не имеет никакого отношения.
«Мой отец - Аркадий Васильев - был советским писателем, отсюда писательская тусовка - дача в Переделкине. Правда, я в то время еще не понимала, как вокруг меня интересно. Дети Катаевых, Чуковского... Часто приходили Лев Кассиль, Вениамин Каверин. Отец дружил с Андреем Вознесенским, Робертом Рождественским. Мама - главный режиссер Москонцерта. Поэтому у нас бывали Иосиф Кобзон, Нани Брегвадзе, Вахтанг Кикабидзе. Мама дружила со Стасом Наминым и Андреем Макаревичем».


Т.М. Макдермид Вэл. Репортаж об убийстве.
«Библио-Глобус», 2001, 𔫤 (17)
Рецензия на первый роман, вышедший в 2001 году в серии «Лекарство от скуки».
«...сюжет романа выстроен таким образом, что собственно до детективного действия добираешься, лишь прочтя почти треть книги. До этого идет сплошное говорение, что-то типа журналистских очерков эпохи соцреализма. Вся коньюктура соблюдена...»
«Пока что предполагаю, что серия, составленная Б. Акуниным в бытность его еще заместителем главного редактора журнала «Иностранная литература» Г. Чхартишвили, никаких новых рецептов «от скуки» не таит - подобных «лекарств» хватает на каждом книжном «углу»...»

Сейчас можно уже с уверенностью сказать, что прогноз автора рецензии полностью оправдался.


Хани Ким. Самая страшная тайна Эдгара По
О том, как была разгадана через 150 лет криптограмма, помещенная Эдгаром По в журнале в 1841 году.
http:/tzone.kulichki.net/anomal/hud/poe/poemyst.html


Фандорин Эраст
В программе из цикла "Герои времени" принимают участие Борис Акунин, кинорежиссер Александр Адабашьян, писатель и историк Александр Архангельский. Ведущий - Петр Вайль.
"Борис Акунин: Шерлок Холмс, конечно. Без него здесь обойтись невозможно. Тем более, если говорить о детективных составляющих моих книжек, то я являюсь последователем Конан Дойля".
http://www.svoboda.org/programs/cicles/hero/04.asp


Фрай Макс. Леди Агата и ее маленькая «миссис Хайд»
«Поначалу я доверчиво влюбился в неописуемо уютную атмосферу ее книг. ... Ослепленный мельканием спиц мисс Марпл, я не сразу заметил угрожающие перемены в собственном сознании. Когда заметил, было поздно: я уже был совершенно уверен... нет, даже не так: я ЗНАЛ, что убийцей может стать каждый. В том числе и я. И (это тоже заслуга Агаты) относился к этой идее с пугающей меня самого «чисто английской» невозмутимостью».


Трауберг Леонид. Ошибка Шерлока Холмса
Рассуждения о детективном жанре; Вольтер и Фенимор Купер как предтечи детектива.
"Видеть обычное свежим, точным и свободным от обывательских шор взглядом учит... самый жанр детектива".


Трауберг Н. Л. О Честертоне
Предисловие к сборнику избранных произведений
Честертон Г. К., Избранное. СПб, 1999.
В статье, в которой основное внимание автора уделено Честертону как (религиозному) мыслителю, значительную часть текста занимают размышления Н.Л.Трауберг о детективных рассказах про патера Брауна. И здесь автор исходит из того, что «новеллы об отце Брауне - не только больше детектива, но и меньше», с чисто «детективной точки зрения» они не так уж и безупречны.
«Честертон любил обыгрывать психологический закон: «люди не видят чего-то, потому что не ждут». Так и с циклом о Брауне. Читая детективный рассказ, тем более - признанную классику, обычно полагаются на то, что уж с сюжетом все в порядке. На самом деле это не так».
«Свобода от предвзятых мнений очень важна для Честертона. Почти все видят условно, привычно, поверхностно, а он и его герой - «как есть». Принцип этот заявлен, чаще всего - подкреплен; но не всегда».


Трофименков Михаил. Дело Акунина
«Новая русская книга», № 4
Рассуждая о «феномене Б.Акунина» и взаимоотношениях Б.Акунина с Г.Чхартишвили, автор статьи высоко оценивает акунинские романы, удивляется плодовитости этого автора, защищает его от упреков в якобы проявляющейся в его произведениях «охранительной тенденции» и говорит о том, что основные черты детективов Б.Акунина обусловлены законами жанра и атмосферой эпохи, в которую складывался классический детектив.
«...по сравнению с Акуниным, Эко невероятно тосклив...»
«...романы, подписанные Акуниным, выходят один за другим и сохраняют черты несомненного «авторства», ни о какой конвейерной сборке речи и быть не может. Более того: вопреки закону серийности их качество не идет по нисходящей. После некоторого «зависания» в середине цикла романов о Фандорине появляется заключительный текст «Коронация», возможно, лучший в серии. И тут же запускается второй цикл - о сестре Пелагии...»
«Если хотите поближе познакомиться с по-настоящему охранительным, даже мракобесным ретро-детективом, почитайте последний роман Бушкова «Дикое золото» и почувствуйте разницу. Романы же Акунина принадлежат по своим формальным характеристикам к традиции поздневикторианского и поствикторианского детектива. Они органично, без подмигивания, вобрали в себя опыт всех без исключения классиков жанра. Придворный камердинер, от лица которого ведется повествование в «Коронации», - родной брат Габриэля Беттереджа из «Лунного камня» Уилки Коллинза, а Пелагея - явная родственница отца Брауна, по-сестрински поделившая его мудрость с владыкой Митрофанием (именно традицией Честертона, а вовсе не клерикализмом автора объясняется духовный сан его новых героев). Эраст Фандорин сконструирован по тем же принципам, что и Шерлок Холмс».
«Акунин выбирает эпоху и круг литературных ассоциаций именно потому, что финал XIX века, а прежде всего царствование Александра III - русское викторианство. То есть время длительной стабильности, гнета незыблемых традиций, под которым - не нарушая внешней «плавности линий» эпохи - складывается новая мораль, вызревают грядущие грозы».


Треппер Хартмуте. Филипп Марлоу в шелковых чулках, или Женоненавистничество в русском женском детективе?
О фигуре женщины - частного детектива у Марины Серовой
Перевод с немецкого А. Я. Ярина
«НЛО», 1999, № 40
Большая статья, содержащая, можно сказать, детективную загадку: зачем это нужно было писать, а тем более переводить.
magazines.russ.ru


Ульянова Наталья. Псевдочитающая страна. В России только делают вид, что умеют читать
Ведомости, 02 апреля 2004, № 56 (1096)
Автор статьи рассказывает о результатах социологических исследований чтения как формы досуга в нашей стране и мнениях специалистов по этому поводу. Выводы неутешительны: людей регулярно читающих книги, становится всё меньше. При этом среди читаемых и покупаемых книг лидируют «современный российский детектив» и модная «современная проза».
«Два года назад издательства «Эксмо» проводило исследование в магазинах Москвы. На выходе покупателей спрашивали, что они читают. Как один, все перечисляли классиков - Толстого и Достоевского. Щеголяли и модными именами вроде Мураками. В то же время рейтинги продаж тех же самых магазинов показывали, что на 1-м месте оставались Донцова, Маринина, Акунин».
news.samaratoday.ru/showNews.php?id=11161


Топоров Виктор. Оперативный простор
«Литературное обозрение», 1986, № 9, 40-47
Этой статьей открылась дискуссия о зарубежном детективе в «Литературном обозрении». Сама статья интересна как факт биографии известного сегодня критика. Даже удивительно, насколько по-советски «правильным» был В. Топоров в 1986 году.


Терещенко Мария. Не задушишь, не убьешь. Обзор женских детективов
Автор статьи весьма критически относится к произведениям, о которых пишет, и их авторам. Она считает, что «самый закоренелый женоненавистник не сумел бы так ярко изобразить женскую истеричность, взбалмошность, невероятно завышенную самооценку, патологическое отсутствие логики в поступках, болезненную зацикленность на мужчинах и собственной внешности, откровенную беспринципность - все эти черты изобилуют у героинь женских романов».
«За 2003 год одно лишь издательство «ЭКСМО» выпустило в жанре женского детектива 643 наименования. Сочинены эти опусы 60 писательницами и изданы суммарным тиражом 40 миллионов экземпляров».
«По сути, Марининой женский детектив начался и ею же закончился. То, что выходило после, скорее можно назвать женскими романами, и детективная интрига в них - только предлог для разговора о главном: о тонкой и загадочной женской душе».


Терещенко Мария. Шерлок Холмс опять идет по следу
Хвалебная рецензия на книгу «Рассказы из архива доктора Ватсона», вышедшую в 2004 году в издательстве «Захаров».
«Первое, что радует, когда берешь книгу, - это отсутствие имени автора на обложке. ... Способность автора книги пожертвовать собственными амбициями ради хорошей мистификации сразу вселяет надежду на то, что книга окажется занятной. И надежда эта более чем оправдывается».
«...автору каким-то таинственным образом удается реанимировать чистый детективный жанр, в котором писали Конан Дойл, По, Честертон и который вряд ли встретишь в современной литературе».
«Полемика с современной манерой писать детективы в книге заявлена ясно и отчетливо. Один из рассказов - «Маньяк ЭйБиСи», пересказ известного романа Агаты Кристи «Убийство в алфавитном порядке», - является своего рода манифестом чистого детектива. ...В качестве альтернативы знаменитому роману предлагается небольшой рассказ, скупой, лаконичный, где на первое место выступают остроумная детективная интрига и талантливый сыщик».


Щербаков А. Пусть повезет!
«Литературное обозрение», 1987, № 1, 45-46
Читательское письмо: простому инженеру Сименон интереснее Пруста, а Агата Кристи ближе, чем Фолкнер, которого приходится не читать, а расшифровывать, выбиваясь из сил. «Времени на чтение хорошо если два часа в день, да еще после работы, вот и выбираешь не писателя-интеллектуала, а хороший детектив. Но значит ли это, что я неправ, что должен «работать над собой», стараясь отвыкать от вредной привычки глотать детективы...»


Эраст Фандорин. РАМТ. Пресса о спектакле
Подборка откликов прессы (девять рецензий из различных московских газет; апрель - май 2002 г.) на постановку в Российском молодежном театре спектакля «Эраст Фандорин» (по роману Б.Акунина «Азазель»). О детективе как жанре ни слова.
«Главное из достоинств этого спектакля - незамысловатость» (из рецензии А.Соколянского).
smotr.ru/2001/2001_ramt_fand.htm


Ерофеев Виктор. Тайны и страсти Марининой
Заметка, опубликованная в «Общей газете» в августе 1999 года.
«Запад привык к кирпичам криминальных бестселлеров, радикально отделивших понятие «книга» от «литературы», но Россия совсем недавно стала задаваться этими растерянными вопросами».
«Успех Марининой... покоится на четырех слонах. Мощный криминальный фон России делает ее детективы прививкой от смутного, всепроникающего страха. Их серийность прихватывает фанов мыльных опер. Подкупает мобильное приобщение читателя к изнанке узнаваемой, всамделишной жизни. Остальное - прокат остросюжетного канона».

ozon.ru/context/detail/id/194787/


Елисеев Никита. Честертон и Достоевский
Дата публикации: 21 Мая 2003
Краткий вариант статьи «Честертоновская попытка».


Елисеев Никита. Честертоновская попытка
(Эссе о романе Б.Акунина «Пелагия и Красный петух»)
«Вся литературная деятельность Бориса Акунина, начиная с «Азазеля» и кончая «Красным петухом», представляет собой отчаянную попытку вырвать русский детектив из достоевского, если так можно выразиться, канона. ... Он надеялся внести в русский детектив то, что можно было бы назвать честертоновщиной».


Еськов Кирилл. Евангелие от Афрания
Священная история как предмет для детективного расследования Автор пытается рассмотреть события, описанные четырьмя евангелистами, как детективную загадку, которая должна иметь рациональное решение. По его мнению, все евангельские чудеса (включая воскресение Христа) можно объяснить, если предположить, что действия персонажей (Иисуса Христа, Пилата, Иуды, Иоанна Предтечи) контролировались несколькими действовавшими тогда в Иудее разведками и контрразведками. Это не лишенное увлекательности сочинение убедительно доказывает верность известного правила, запрещающего использовать в детективном сюжете «могущественные тайные организации», поскольку с их помощью можно «объяснить» всё что угодно.
skeptik.net/skeptiks/afranij1.htm


Д.С. Гений сыска Эраст Фандорин.
О романе Бориса Акунина «Смерть Ахиллеса». «Роман Бориса Акунина «Смерть Ахиллеса» - это добротный детектив, приятный для не обременяющего мозги чтения, и не раздражающий, в отличие от большинства его современных собратьев, глупостью или пошлостью. Что само по себе уже немало. Но, заметим, явно недостаточно для того, чтобы быть выдающимся произведением.
…Резюме: ничего выдающегося, но читать можно, особенно от нечего делать».

anti.teneta.ru/texts/AKU.HTM


Давенпорт-Хайнс Ричард. Бульвер-Литтон и начало английского криминального романа.
London Review of Books, March 16, 2000
Статья о творчестве известного английского писателя Эдварда Бульвер-Литтона (1803-1873), в своих произведениях часто обращавшегося к криминальной тематике. Содержание статьи в основном сводится к биографическим сведениям о писателе и к пересказу сюжетов его романов.
«...Бульвер-Литтон нашел убедительную ноту в своей ньюгейтской прозе. У Аллена Пинкертона , чартиста из Глазго, основавшего в 1850 году сыскное агентство в Чикаго, был любимый роман, который он часто перечитывал. Это «Юджин Арам» - лучший, как он утверждал, роман в истории, - романтическая повесть о человеческом несовершенстве, убийстве, раскаянии и возмездии, которая полностью удовлетворяла воображению и нравственным запросам великого сыщика».


Жариков В.И. Гангстерский детектив
Предисловие к книге Д.Хэммета "Проклятие Дейнов" (Минск, 1992).
Автор предисловия - радикальный представитель тех литературных критиков, которые поддерживают мнение о существовании множества различных образцов детектива.
"Ошибается тот, кто представляет детективную литературу однородным явлением, собранием похожих друг на друга произведений. Напротив, мир детектива многообразен, пестр и увлекателен. За 150 лет его развития возникло много жанровых подвидов, тематических направлений".


Данилкин Лев. Убит по собственному желанию
Большая статья, в которой автор обсуждает творчество Б.Акунина и его первые пять романов о Фандорине (статья вышла в 1998 году). Среди разнобразных (и часто фантастических) утверждений о личности и романах Б.Акунина Л.Данилкин высказывает интересную мысль о специфике детективного повествования: любая сцена и любая подробность, перенесенная из «серьезной» литературы в текст детектива, получает совершенно новое освещение и смысл - читатель с самого начала настороже и каждую сообщенную ему деталь рассматривает как возможный элемент детективной загадки. Без такого «подозрительного» отношения к тексту детектив не может быть адекватно воспринят читающим. Но это значит, что важнейшим жанрообразующим элементом детектива является соответствующая читательская установка - с первой страницы повествования читатель должен знать, что он читает именно детектив.
«...Б. Акунин поступил оригинальнее и эффективнее - его Фандорин существует... внутри, бесспорно, наиболее стабильного и освоенного пространства из всех существующих в России - литературе».
«...Фандорин, существующий внутри известных нам текстов, воспринимает их совершенно по-иному. То, что для нас,читателей, воспитанных на классических текстах, - драматургический прием, для него - улика... Для нас - психологическая деталь... для него - вещественные доказательства. Для нас - пейзаж, соответствующий настроению персонажей, для него - место преступления. Для нас - объемный характер, для него - объект, ...требующий особой методики дознания. Фандорин прочитывает литературу с помощью авантюрного кода - обнаруживается много любопытного».


Данилкин Лев. [О "Коронации"]
Рецензия на роман Б.Акунина, в которой автор, можно сказать, сознательно оставляет за пределами своего внимания собственно детективные аспекты рецензируемого романа и обсуждает только мастерство Акунина в создании исторического фона, на котором разыгрывается действие.
«”Коронация” - гораздо больше, чем комичный и очень лихо сделанный (ни за что вы не догадаетесь, кто такой доктор Линд) великосветский детектив. Этот роман - замечательное поле для марксистской критики, всюду ищущей социальный подтекст».


Дилтс Роберт. Шерлок Холмс сэра Артура Конан Дойля: приоткрывая тайны гениальности
В кн.: Роберт Дилтс Стратегии гениев. В 3 томах. Том 1. Аристотель, Шерлок Холмс, Уолт Дисней, Вольфганг Амадей Моцарт. М.: Класс, 1998, 105 - 146
Глава из обширного труда по нейро-лингвистическому программированию (НЛП). Автор, специалист по НЛП, рассматривает образ мышления Шерлока Холмса и метод, обеспечивающий успех его расследований. Секрет поразительной эффективности сыщика оказывается в том, что он наблюдателен, не упускает из внимания ни одной мелочи, и делает из них частные логические выводы, которые затем обобщает. Рекомендуется тренировать свою наблюдательность и применять ее в практических целях.
"В терминах НЛП, микростратегия Холмса при наблюдении включает в себя установление связи между какой-либо характерной особенностью, наблюдаемой в текущей внешней обстановке, и внутренними воспоминаниями. ...Наблюдая, Холмс несомненно полагается на визуальную репрезентативную систему. Цвет - одно из характерных свойств зрения, определенных нами ранее как субмодальности".


Дубин Борис. Массовая литература
«Ex Libris НГ», 1997, № 19 (20 ноября)
Перепечатанная приложением к «Независимой газете» статья из «Словаря юного литературоведа». Возможно, она и представляет собой ценное пособие для «юного литературоведа» (который предполагается, судя по стилю изложения, уже закончившим аспирантуру), но, к сожалению, из нее не удается понять, чем «массовая литература» отличается от «обычной» литературы (и есть ли между ними различие вообще?). Автор склонен считать, что Стендаль с Чеховым (и их читатели) появились на свет раньше Кинга и Пикуля и в силу этого им удалось захватить ключевые позиции на литературном рынке. Но представители «массовой литературы» не сдались, и в последнее время, используя современные маркетинговые стратегии, они сильно потеснили «истинную» литературу в сознании «массового читателя», а тем самым сравнялись с ней в «истинности».
«Массовая литература не только жизнеподобная, но и жизнеутверждающая».
«Измеряемая идеализированными критериями литературной классики, массовая литература обвинялась в художественной низкопробности и шаблонности, порче читательского вкуса. ... Во всех подобных позициях для социолога литературы слишком хорошо различимы признаки групповой оценки и межгрупповой идейной борьбы, конкуренции за власть, черты определенной и хронологически-ограниченной идеологии литературы. (К середине ХХ в. противопоставление авангарда и классики, гения и рынка, элитарного и массового в Европе и США окончательно теряет принципиальную остроту и культуротворческий смысл: массовое искусство и литература обладают пантеоном признанных и изучаемых классиков...»

uni-potsdam.de/u/slavistik/zarchiv/1197wk/kk019-81.htm


Дубин Борис. Средняя литература для среднего человека
Текст интервью, которое социолог, сотрудник ВЦИОМ Б.Дубин дал «Русскому журналу» в сентябре 2001 года. Темой интервью была литературная ситуация в России, и в тексте есть несколько интересных высказываний Б.Дубина о массовой литературе.
«В начале 90-х вкусы читателей отчетливо массовизировались - в том числе и многих из тех, кто причислял себя к интеллигенции, подтягивался к интеллигентским стандартам. Теперь они легко и быстро сбросили с себя интеллигентский налет, перейдя на чтение боевиков, детективов, любовных романов».
«В социологическом плане очень важно, что из культурного поля исчезла фигура так называемого первого читателя. Это тот, кто по собственному наитию читает первым и говорит другим, что стоит читать. Это не литературный критик, это отчасти знаток, отчасти библиофил, отчасти «чайник» и неофит, интересующийся литературой больше всего на свете...»
«...ситуация, когда типичная «покетбуковая» литература, которая уместна в киосках на вокзалах, продается в крупных книжных магазинах, а зачастую даже в маленьких магазинах «трудной книги», с точки зрения развитой культуры абсурдна... Это значит, что одни группы используют для своих целей символы других групп, постоянно их передергивают, перемешивают, переозначивают».


Дубин Сергей. Детектив, который не боится быть чтивом
Автор статьи рассуждает о причинах популярности романов Б.Акунина. По его мнению, секрет успеха в том, что Акунин сделал детектив морально приемлемым для «образованной публики», которая любила (как и все) жанр детектива, но не позволяла себе опускаться на уровень «большинства».
«...Акунин берет прежде всего именно свежестью письма и стиля, не затасканного по сотням книжечек на лотках в метро...»
«...успех Акунина можно прежде всего объяснить его четким осознанием того, что профессионально сделанное чтиво ничуть не проще и на условной шкале ценностей ничуть не ниже эстетского письма... Акунин... абсолютно не стесняется массовости и не бежит ярлыка «чтива». При этом он не рядится в тогу интеллектуального фрондерства и не играет в «литературу класса Б», чрезвычайно модный в узких кругах «трэш», мусор».
«Кому-то он наверняка покажется слишком скучным или чрезмерно претенциозным, а через год-другой, возможно, о нем вообще уже никто не вспомнит. Это не важно - такова судьба всякой массовой, модной, а потому сиюминутной литературы, что не делает ее менее качественной или интересной».


Дуплык А.Н. Нравственно-этические границы преступления в жанре детектива
Доклад по детективам Бориса Акунина "Пиковый валет" и "Декоратор"
"...с изменением системы общественных отношений и проникновением детектива в широкие читательские круги, произошла трансформация и самого жанра. Внешняя схема осталась практически такой же, сыщики находят преступников и наказывают их, только теперь авторы серьёзнее относятся к преступлениям, их интересует не только техника совершения и расследования, но также и корни преступлений, социальные и психологические причины, породившие его".
http://detec.itgo.com/report.htm


Дьякова Елена. Борис Акунин как успешная отрасль российской промышленности
«Новая газета», № 45, 2 июля 2001 г.
Автор статьи несколько иронически, но благожелательно относится к акунинским романам. Она считает, что в них детективный жанр играет роль лишь «упаковки», а главное их содержание - «образ положительного героя», которого Б.Акунин предлагает нам, сегодняшним российским жителям, в качестве нашего предка.
«Нас и зону нашего обитания необходимо выдумать заново. ...Акунин и выдумывает притягательную и общепонятную Россию. ...Планируя над развалинами, налаживает воздушный мост между Россией XIX века и еще не опознавшим себя постсоветским населением».
«...моделированием «старой доброй России» и галереи славных русских лиц занят Акунин. Проектирует он чуть ли не восстановление человеческого потенциала... Той человеческой породы, которая была истреблена почти полностью, как белые русские бульдоги в «Пелагии» (общие генетические признаки налицо, напр., слюнявость). Его романы - обрабатывающая промышленность, сырье - неокрепшие юные умы. И ему удается ввести в моду то, что любит».

2001.novayagazeta.ru/nomer/2001/45n/n45n-s34.shtml


Де Квинси Томас. Убийство как одно из изящных искусств
Знаменитая книга английского писателя (1785 - 1859). К теории детектива имеет крайне косвенное отношение, но довольно часто упоминается в работах об этом жанре.
«...представьте, что убийство уже осуществлено... Произошло прискорбное событие — что и говорить, весьма прискорбное; но сделанного не поправить — мы, во всяком случае, тут бессильны. А посему давайте извлечем из случившегося хоть какую-то пользу; коли данное происшествие нельзя поставить на службу моральным целям, будем относиться к нему чисто эстетически — и посмотрим, не обнаружится ли в этом какой-либо смысл. Такова логика благоразумного человека, и что из этого следует? Осушим слезы — и найдем утешение в мысли о том, что хотя само деяние, с моральной точки зрения, ужасно и не имеет ни малейшего оправдания, оно же, с позиций хорошего вкуса, оказывается весьма достойным внимания».


Жердева Вера. Криминальное чтиво. О детективной литературе в России
Небольшая статья, автор которой очень высокого мнения о «русском детективе».
«Русский детектив с момента своего становления преодолел рамки «бульварной», откровенно развлекательной литературы. Это не «криминальное чтиво». Американский писатель Гор Видал, например, считал, что даже романы выдающегося мастера детективной интриги Агаты Кристи годятся только для того, чтобы читать их в дороге. А вот детективы лучших российских авторов приходится читать вдумчиво, внимательно».


Детектив без родины. Родина без детектива. Почему зарубежный крими лучше русского?
«Огонек», № 21, 20 мая 1996
Подборка из трех небольших заметок разных авторов о детективе. Плюс «Мнения экспертов». Плюс издательская реклама серии «средневековых детективов» Эллис Питерс.
Алексей Мокроусов: «Обычно детективы делят на мужские и женские, о гангстерах или полицейских. Я бы разделил их на английские и американские. Различия легко бросаются в глаза. ...В английском детективе пьют чай. В американском - кока-колу. В этом-то все и дело.
Традиция против суррогата».
Надежда Санталова: «Популярным жанром может стать только сказка о могуществе. «Любовный роман» льстит женщине, она становится центром, к которому все собирается, ради которого все и затеяно жизненной стихией. ...В детективе, напротив, стихийность преодолевается мужским управлением. «Любовный роман» и детективный составляют из двух сексуальных полусфер целостное яйцо народной культуры».
Борис Минаев: «...советский «военный» роман, он же «шпионский», он же «милицейский», он же «чекистский» - был связан с золотым веком сталинского государства, страшного и величественного. В нем отразилась борьба государства за абсолютное могущество с конкретной личностью, внешнеполитическая оголтелость СССР, военная эпопея, наконец, тихие ровные будни брежневского МУРа, боровшегося с праотцами нынешних «новых русских»».
Владимир Новиков: «Детектив - сюжетно-криминальная игра, которую часто путают с триллером и криминальной прозой. Русских детективов в природе не существует, может быть, они еще появятся».


Цветков Алексей. Следствие продолжается
«Атлантический дневник», передача Радио «Свобода» от 10.12.02
Статья, посвященная попытке писательницы П. Корнуэлл раскрыть тайну знаменитого «Джека-Потрошителя». В преамбуле к критическому изложению результатов этой (в основном, рекламной) акции автор передачи, известный поэт, прозаик и эссеист, рассуждает о детективном жанре вообще и его некоторых представителях, в частности.
«...Агата Кристи, чей успех в этом жанре не имеет себе равных, с точки зрения литературы - полный ноль, ее персонажи - картонные куклы, а их приключения описаны нарочито картонным языком. У ее героя Эркюля Пуаро вместо психологии - усы, часы, пародийный французский акцент и набор дежурных реплик. ... Это, конечно, не писательский дар, а искусство составления кроссвордов и ребусов».
svoboda.org/programs/ad/2002/ad.121002.asp


Циплаков Георгий. Зло, возникающее в дороге, и дао Эраста
Опубликовано в журнале: "Новый Мир" 2001, № 11
Очень длинная и совершенно неубедительная статья о том, что философской подоплекой романов Акунина-Чхартишвили являются, якобы, конфуцианство и даосизм.
magazines.russ.ru/novyi_mi/2001/11/ciip.html


Чаковский С.А. Типология бестселлера
В кн.: Лики массовой литературы США. М.1991, с. 143-205
Автор не согласен с существующей в последнее время тенденцией объединять в теории «массовое» и «серьезное» искусство и выступает за необходимость «принципиального разграничения этих сфер», но не может предложить какого-то действенного способа провести такую границу.
«…имеющихся средств, как правило, оказывается достаточно, чтобы сделать бестселлер из более или менее подходящего материала. Все это создает впечатление фатальной неразрешимости интересующей нас проблемы.
Действительно, попытка описания типов бестселлера, впервые предпринятая Ф.Л. Моттом, дала результаты столь же интересные, сколь обескураживающие в своей широте. …Вывод автора по-своему логичен - «типичного бестселлера» попросту не существует».


Чубастых Евгений. Хроника объявленной смерти
«Итоги», No. 52 (394), 7 октября 2004
Б. Акунин заявил о завершении серии романов с сыщиком Фандориным. Подводя, так сказать, итоги, автор статьи высказывает свое мнение об этом герое и о творчестве Б.Акунина в целом.
«...Акунин имеет полное право претендовать на собственное выражение лица: он привил жанру толику интеллектуализма, а главное - позволил повествователю изъясняться сносным русским языком».
«...чему удивляться, если сам Чхартишвили, даром что является составителем детективной серии «Иностранки» «Лекарство от скуки», признался «Итогам»: «Я детективов не читаю. До конца ни один из этих детективов не дочитываю - смотрю только начало и стиль. Это профессиональный редакторский навык».
«Если Акунин не лукавит и действительно завершает фандориаду, то покинуть жанр ему удалось красиво, на взлете. Так сказать, по-самурайски».

itogi.ru/Paper2003.nsf/Article/Itogi_2003_12_29_13_3901.html


Чхартишвили Григорий. Массовая литература может быть возвышенной
«Время новостей», N 182, 6 декабря 2000
Интервью с известным автором, в котором он, в частности, высказывается по поводу проблем массовой литературы.
«...нельзя сделать хороший продукт, если ты заранее исключаешь из числа потребителей себя. Хорошо выйдет то, что ты с удовольствием съешь сам. Хочется, чтобы фильм был снят или пьеса была поставлена так, чтобы самому было интересно смотреть. Во всяком случае я пишу книжки, которые было бы интересно читать мне».
«То, чем я занимаюсь, следовало бы назвать попыткой Реабилитации Сюжета, который в ХХ веке был совершенно подавлен формой и рефлексией».
«У меня такое ощущение, что у русской беллетристики потенциал гораздо больше, чем у американской. Наверное, потому, что здесь расхожая массовая литература не причинила столько вреда, сколько там».
«...беспримесных детективов у меня немного -- «Левиафан», например, который написан а-ля Агата Кристи».

vremya.ru/2000/182/10/4196.html


Чугунов Д. А. Использование реминисценций при создании художественного образа (Шерлок Холмс в произведениях А. К. Дойля)
В кн.: Перекличка времен. Проблемы сравнительного литературоведения. Воронеж, 2001, с.41-46
По форме текст представляет собой научную статью, в которой приводятся ссылки на литературные произведения и цитаты из них, обнаруженные автором в рассказах о Шерлоке Холмсе, и комментируется их роль в произведениях Конан Дойля.
«В первом случае Холмс по памяти цитирует «Максимы и моральные размышления» Ф. Ларошфуко («Нет более несносных глупцов, чем те, которые не совсем лишены ума»), во втором - германского классика («Мы привыкли, что люди издеваются над тем, чего они не понимают»)! Заметим, что Холмс цитирует высказывание на языке оригинала, не заботясь о переводе их для д-ра Уотсона».


Чудинова Елена. Смерть статуи Ахиллеса (критика творчества Б. Акунина)
«ФАС» от 14 декабря 2000, № 47 (56), от 21 декабря 2000, № 48 (57), от 28 декабря 2000, № 49 (58).
Автор статьи относится к творчеству Б.Акунина резко отрицательно, хотя и признает за ним некоторые таланты. Она указывает на исторические ошибки и анахронизмы в романах Акунина, критикует его за «ультра-левую либерально-революционную направленность» и за «русофобию», выражающуюся в неуважительном описании государя императора и императорской семьи.
«...не кинем камня в классически слепленный детектив "Левиафан". Роскошный пароход утюжит воды, подозреваемые компактно собраны в салоне первого класса. В финале сыщик собирает всех в кучу и говорит считалочку: раз, два, три, а убийца - ты! Тысячу раз было, а приятно. Никакой политики, одна сюжетно милая погоня за несметным сокровищем».
«Терроризм - гадость и мерзость во все времена. Если можно так описать тогдашних бомбистов, то можно и про душек-чеченов роман состряпать, как они плачут, а закладывают тротил в подвале дома на Гурьянова».
«В 1981 году РПЦЗ канонизировала убиенных Романовых вместе с приближенными. В 2000 году Романовых - правда без приближенных - канонизировала МП. ...глумлением над религиозными чувствами скольких миллионов людей является детектив, персонажами которого выступают эти самые святые мученики?»


Червонный Сергей.Тайна леди Агаты
Живущий в Израиле «инженер-писатель-пекарь», как он себя характеризует, С.Червонный детально излагает историю «исчезновения» Агаты Кристи в 1926 году и предлагает свою версию произошедшего. По мнению автора, инсценировка «загадочного исчезновения» была местью писательницы своему первому мужу, требовавшему у нее развода.
«Арчибальд Кристи оказался под подозрением; за ним было установлено круглосуточное полицейское наблюдение, его телефон прослушивался. Арчи догадывался об этом; его жизнь превратилась в ад».
courier.co.il/aid/?cont=talanti3


Черняк В. Д., Черняк М. А. Заглавия массовой литературы и речевой портрет современника
«Мир русского слова», 2002, № 1
«Одной из особенностей массовой литературы является некая анонимность произведений. Имя автора часто не имеет значения (здесь проявляется определенная связь массовой литературы с фольклором).


Черняева Елена. Уильям Шекспир: загадка фабульной загадки Гамлета
«Московский вестник», 1995, № 2, 229-247
Попытка разгадать пресловутую загадку, прочитав пьесу как банальный детектив.
«...любой здравомыслящий школьник, прошедший ускоренный курс криминалистики по детективным романам, внимательно прочитав пьесу, почти не задумываясь, даст ответы на вопросы «Для чего Гамлет притворяется сумасшедшим?» и «Почему он медлит в осуществлении мести?» при условии, конечно, что ребенка не успеют запугать утверждениями о том, что научное литературоведение не имеет ничего общего с развлекательными детективными загадками»
w-shakespeare.narod.ru/hamlet.htm


Черчесов А.Г. Фантом или феномен? (Об иероглифах массовой культуры)
В кн.: Лики массовой литературы США. М.1991, с. 37-72
Автор статьи верит, что, опираясь на понятия «знак» и «символ» (как они представлены в книге А.Ф.Лосева «Проблема символа и реалистическое искусство») можно проникнуть в «глубинную сущность» массовой культуры и «разработать целостный концептуальный механизм, способный высветить и ПЕРСПЕКТИВЫ развития феномена». Однако представленные в статье результаты такой теоретической процедуры оказываются не слишком убедительными.
«Если трактовать термины «знак» и «символ» именно так, как это делает А.Ф. Лосев, возможно выдвинуть параллель: знак относится к символу так же, как массовая культура к культуре высокой».
«На данном этапе весьма затруднительно… указать конкретно пути «благотворного влияния» на масскульт. И все-таки сама культурная практика подсказывает вероятное разрешение проблемы: продуктивность контактов двух культур. «Символизация» знака. Своеобразная «игра» культуры высокой в культуру массовую. Внешнее подчинение правилам и канонам последней - взамен на право наполнения этих канонов новым содержанием».


Честертон Г.К. Бог с золотым ключом
«Вокруг света», 2004, N 5
Отрывок из книги воспоминаний, в котором, помимо прочего, Честертон рассказывает об отце Джоне О’Конноре - в некотором отношении прототипе знаменитого сыщика «патера Брауна», героя честертоновских детективных рассказов.
«...спокойно озирая мою незаслуженно счастливую жизнь, я прикинул, что совершил не меньше пятидесяти трех убийств и спрятал добрую сотню трупов. ... конечно, все это я проделал на бумаге и очень советую начинающим выражать свои преступные склонности таким же образом, не портя прекрасный замысел несовершенствами падшего мира. ...Придерживаясь этого принципа, я преуспел на ниве того жанра, который называют детективом».
«...я-то знал, что по сравнению с безднами сатанинскими, которые священник видел, с которыми сражался, кембриджские джентльмены, к счастью для них, ведают не больше зла, чем два младенца в коляске. И тут мне захотелось использовать это недоразумение, написать рассказ, где не ведающий зла священник знает больше всех о преступлении и преступниках».


Шаблинская Ольга. Агата Кристи и ее клоны
«Аргументы и факты», № 37 (1038) от 13 сентября 2000 г.
Тема статьи - сравнение Агаты Кристи и Александры Марининой .
«Их романы дают отдых. «Незамысловатый язык не заставляет думать, - говорит директор научно-библиографического центра Всероссийской государственной библиотеки иностранной литературы им. Рудомино Юрий Фридштейн. - И у Марининой, и у Кристи нет подтекста, поэтому их книги не западают в душу, их не надо потом «прокручивать» в голове. В условиях современной перегруженности человека информацией это огромное достоинство»».


Шабуров Александр. Здесь вам не тут
Опубликовано в Vesti.Ru от 18.09.2000
Лирические и сатирические заметки по поводу издания книг о Шерлоке Холмсе.
«В российском холмсознании грядет очередная бархатная революция. ...издательство «Независимая газета» (как указано в рекламе) замыслило выпустить «Аннотированного Шерлока Холмса» (под редакцией У. Баринг-Гоулда, 1967 года издания). Все канонические тексты, обильно комментированные, снабженные первыми иллюстрациями, картами, схемами, диаграммами, фотографиями и проч. ...Книга отчасти устаревшая, с тех пор у холмсоманов накопилось много новых прибамбасов. Но это для цивилизованного человечества - устаревшая! Для нас же - кирпич в фундамент реформ».


Шаров Андрей. Подозреваемый - Эдгар По?
«Вестник», № 14 (247), 4 июля 2000
Почему-то автор статьи решил заподозрить в убийстве Мери Роджерс (история которой была описана Эдгаром По в рассказе «Тайна Мари Роже») самого писателя, но к концу статьи самостоятельно развеял эти подозрения.
vestnik.com/issues/2000/0704/win/sharov.htm


Шаров Андрей. Собака преткновения
Автор статьи, по-видимому, специализируется на пересказе сенсационных обвинений классиков детективного жанра в душегубстве с последующим разоблачением этих сплетен. В статье 2000 года речь шла об Эдгаре По, в данной - 2001 года - о Конан Дойле. Но несмотря на одиозность темы, статья содержит интересную информацию об истории создания «Собаки Баскервилей».
«Флетчер Робинсон скончался в январе 1907 г. в возрасте 35 лет. Очень сомнительно, что он был отравлен Конан Дойлом, желавшим скрыть роль Робинсона в создании «Собаки Баскервилей» и свой флирт с супругой журналиста.
Скрывать Конан Дойлу было нечего: он с самого начала признавал участие Робинсона в работе над книгой, хотя со временем признание мало-помалу сошло на нет».
«…вряд ли понадобится помощь могучего интеллекта великого сыщика, чтобы определить истинную цену этому обвинению: «Чепуха, Уотсон, сущая чепуха»».

peoples.ru/art/literature/prose/detectiv/doyle/history1.html


Шаманский Д. В. Plusquamperfect (о творчестве Б. Акунина)
Автор статьи, литературовед по профессии, размышляет о творчестве Б.Акунина в контексте периодизации русской культуры и отношения к ней в нашу «постмодернистскую эпоху».
«...недавно в собственно литературном мире был создан необычайный прецедент: появился автор, не просто стилизующий свои тексты под произведения XIX века, не просто талантливо воссоздающий атмосферу того времени, но, кажется, решившийся пересказать всю тоску современности по «plusquamperfect». Имя его - Б. Акунин».
«Увы, книга о магистре - это именно «чтиво про паханов, киллеров и разборки», в котором нет ни единого намека на «добротный, стильный детектив». Современный писатель парадоксальным образом не может совладать с современностью».


Шапиро Ян. Фандорин как феникс русской интеллигенции, или Реабилитация социально чуждого жанра
Б. Акунин, проект «Новый Детективъ»
Рецензия на романы Б.Акунина. Автор рецензии не против почитать перед сном «детективчик», но терпеть не может «герметический детектив» в духе Агаты Кристи.
ozon.ru/context/detail/id/199905/


Шапошников Владимир. Эра добровольного невежества
«Сибирские огни», 2001, № 5
Заслуженный литературный критик рассуждает о культурной ситуации в мире и в нашей стране, не обходя своим вниманием и детектив.
«...получился забавный, но по сути чудовищный парадокс. Большие мастера слова создали литературную кормушку, к которой быстренько примазалась тьма ловких шелкоперов. Но куда большей бедой оказалось то, что детективная кормушка совратила и сбила с пути истинного многих настоящих, талантливых писателей».
sibogni.ru/archive/11/283/


Шкловский Виктор. Техника романа тайн
«Леф», 1923, № 4, 125-155
Работа В. Шкловского, перепечатанная затем в книге «О теории прозы», где она примыкает к главе «Новелла тайн». Ничего непосредственно касающегося теории детектива в данной работе нет, но она создает определенный контекст для «Новеллы тайн». В этом отношении интересно, что работа начинается с обсуждения народных загадок.
ruthenia.ru/sovlit/j/2920.html


Шейгал Е. И., Арчакова Е. С. Тезаурусные связи и структура концепта
О понятии "тайна" в англоязычной литературе


Шенкман Ян. Автопортрет на фоне голубого экрана
«Знание-сила», 2004, № 1
О телевидении и «массовой культуре» на телеэкране. Очевидно, что автор статьи противоречит сам себе. С одной стороны, он считает, что те 5% населения, которым не нравятся основные телепрограммы, не имеют права навязывать свои вкусы остальным 95%.
«…масскульт демонстрирует нам не что иное, как наше собственное лицо. Просто раньше это лицо не показывали по телевизору, и с непривычки мы испугались».
С другой - он утверждает, что эта неприглядная действительность создается телевидением:
«…если мы не нравимся себе такими, как есть, с помощью ТВ можно изменить положение. …Речь о том, чтоб повысить планку, а не понижать ее дальше. Не черненькими себя любить, а привыкнуть жить в чистоте».
Читатель, видимо, сам должен решить, какое из этих утверждений ближе к истине.


Японская проза: Эдогава Рампо
Вступительная статья на сайте, где размещены произведения Эдогавы Рампо - основоположника детективной литературы в Японии.
«Однажды некий иностранец поинтересовался у знаменитого японского психолога Кандзи Хатано, не путают ли японцы Эдогаву Рампо с подлинным Эдгаром По. «Ну что вы! - возмущенно воскликнул ученый - Рампо куда популярнее!»»
«Рампо ратовал за «чистоту» жанра, призывая не расширять рамки традиционного детектива до приключенческих и научно-фантастических произведений».


Яненко Григорий. Выход из тени
«Именно с этого, часто обидного, словосочетания «находиться в тени» начинаются многие статьи о замечательном американском мастере детектива Маргарет Миллар, и наша задача состоит в том, чтобы показать его некорректность в отношении ее творчества».


Яненко Григорий. Отражение на воде
Статья, довольно подробно и интересно рассказывающая о Найо Марш (1899-1982) - известной новозеландской писательнице, авторе многочисленных детективных романов, имя которой - Ngaio - переводится с языка маори как «Отражение на воде» (или «Жучок», или «Цветущее дерево»).
«Найо Марш была не только одной из лучших детективных писательниц, но и актрисой, драматургом, режиссером и театральным продюсером, поэтессой и художницей. ...Уже при жизни она превратилась для земляков в живую легенду и стала, несомненно, самой значительной фигурой новозеландской культуры».


Яненко Григорий. Женский детектив
Краткие сведения о пяти писательницах - А.Кристи, Д.Сэйерс, П.Хайсмит, Н.Марш, Э.Питерс.
«...появившиеся в последнее время у нас в стране в большом количестве «писательницы-авторы-иронического-детектива» могут быть причислены к настоящим писателям лишь с большой натяжкой. Здесь мы приводим краткие биографии тех писательниц, которых с полным правом можно назвать классиками детективного жанра».