Теория литературы. Поэтика

Брик О.М. Ритм и синтаксис
(Материалы к изучению стихотворной речи)
«Новый Леф», 1927, № 3, 15-20; № 4, 23-29; № 5, 32-37; № 6, 33-39

Фрагменты так и не появившейся в печати книги «Ритм и синтаксис», которую Брик писал в 1927 году. О.М.Брик известен как один из организаторов ОПОЯЗа, сотрудник «Лефа», друг Маяковского и других футуристов, но он обычно не упоминается среди виднейших теоретиков стиха. Опубликованные в журнале «Новый Леф» отрывки его большой работы говорят о том, что такое мнение неверно. Брик создал свою оригинальную и очень интересную, хотя, вероятно, и не доведенную до окончательной формы, теорию стиха.

«Получилась странная научная концепция: с одной стороны, стих слагается по определенным метрическим законам, а с другой - эти метрические законы то-и-дело нарушаются, и в этих-то нарушениях и заключается истинный смысл стиха. Такая концепция, разумеется, беспомощна и объяснить ничего не может...»

«Сложная система ритмических интенсив в стихотворной строке не может быть понята вне семантики, вне синтаксиса стихотворной речи. Именно эта семантика, этот синтаксис усложняет так называемую метрическую систему интенсив».

«В строке слова сочетаются по определенному ритмическому закону и одновременно эти же слова сочетаются по законам прозаического синтаксиса. Самый факт сосуществования некоторого количества слов по двум законам составляет особенность стихотворной речи».


Аристотель. Поэтика

Полный текст книги Аристотеля (издание, с которого сканирован текст, и переводчик не указаны). В сочинениях Аристотеля, вышедших в серии "Философское наследие", текст "Поэтики" (Аристотель. Сочинения: В 4 т. М.1984. Т. 4. С. 645-680) дан в переводе М.Л. Гаспарова, и он довольно существенно отличается от текста, приведенного на этом сайте.

"...в загадке сущность состоит в том, чтобы говорить о действительном, соединяя невозможное... "

http://www.philosophy.ru/library/aristotle/poet.html
Выготский Л. С. Психология искусства

Полный текст знаменитой книги, написанной в 1925 году, но впервые опубликованной только в 1965 году. К сожалению, в тексте на этом сайте не воспроизведены авторские примечания и комментарии В.В. Иванова, нет списка литературы. Поэтому книгу лучше читать в бумажном издании. Но всё же главное - основной текст книги - здесь есть.

Из предисловия А.Н. Леонтьева: "Главный вопрос, который он [Выготский] ставит перед собой, имеет гораздо более общий, более широкий смысл: что делает произведение художественным, что превращает его в творение искусства? Это действительно фундаментальный вопрос..."

Лотман Ю.М. Анализ поэтического текста. Структура стиха
На сайте Вологодской областной библиотеки полностью воспроизведена книга Лотмана "О поэтах и поэзии. СПб. 1996", содержащая текст одного из наиболее известных произведений этого выдающегося ученого. Выводы, к которым приходит Лотман, анализируя лирические стихотворения, вполне применимы и к другим родам литературы, и поэтому можно сказать, что речь в книге идет не только о структуре стиха, но и о структурных схемах построения любых художественных текстов.
Мазель Л. А. О парадоксальной противоречивости и высшей естественности
«…принципы художественного воздействия тоже в значительной мере связаны с единством парадоксальной противоречивости и высшей естественности. Одним из его проявлений можно считать движение по линии наибольшего сопротивления. Оно играет важную роль и в других областях, в искусстве же его значение особенно велико. … само творчество, само искусство есть прежде всего искусство преодоления материала, а следовательно, неизбежно содержит элемент движения по линии наибольшего сопротивления. … Если перенести принцип наибольшего сопротивления из сферы выбора материала в область развития, он предстанет как движение к цели под видом удаления от нее».

«…сочетание в произведениях искусства парадоксальной противоречивости и высшей естественности служит концентрированным выражением аналогичной диалектики жизненных явлений и процессов. И поскольку самое замечательное и чудесное в жизни состоит во всевозможных диалектических совмещениях противоположностей, превращениях и переходах, неудивительно, что для искусства все это оказывается с давних времен одной из привлекательнейших тем».

Мазель Л. А. О следовании инерции восприятия и ее нарушении
Оригинальный и очень интересный раздел эстетической концепции Л.А. Мазеля. Кроме того в данной главе автор касается и поэтики детектива, где игра с инерцией восприятия очевидна и часто служит стержнем, на котором держится читательское впечатление.
«Вспомним еще раз детективный роман или рассказ. Развязка здесь неожиданна. Но впечатление неожиданности обычно сопровождается мгновенным осознанием читателем логичности именно такой развязки, ее естественности, иногда даже неизбежности. Это оказывается возможным только потому, что в повествовании содержались моменты, подготовлявшие данную развязку, ведшие к ней. Мастерство писателя состоит здесь в том, чтобы сделать эти моменты незаметными для читателя, не привлекающими его внимания, не фиксирующимися в его сознании... Но в подсознании читателя эти моменты непременно должны откладываться, иначе неожиданность развязки не могла бы сопровождаться тем озарением, которое связано с мгновенным постижением оправданности этой развязки и определяет в данном случае художественный эффект произведения (последний как раз и обусловлен здесь внезапным переходом некоторых обстоятельств и их причинной зависимости из подсознания в сознание). Таким образом, неожиданное для сознания одновременно обнаруживает себя как ожидавшееся подсознанием, причем это выясняется, в свою очередь, неожиданно. В развязке детективного романа описанное соотношение предстает в его элементарном и чистом виде, но во всевозможных осложненных и завуалированных формах и в сочетании с другими художественными эффектами оно типично для произведений самых разных жанров в различных видах искусства».
Мазель Л. А. О художественном открытии
Книга, из которой взят этот текст («Вопросы анализа музыки. Опыт сближения теоретического музыкознания и эстетики. М. 1978») является, вероятно, наиболее полным и подробным изложением эстетических взглядов Л.А.Мазеля.
«Художественное открытие рассматривается нами ... как одно из необходимых условий художественного воздействия, как условие, неотделимое от содержательности произведения».

«...многие сочинения, безусловно претендующие по своему жанру на художественное значение, в действительности его не имеют, так как не содержат творческих находок. Формально такие сочинения причисляются к созданиям искусства, по существу же ими не являются»
.
Мазель Л. А. Принцип совмещения функций
«Обусловленность совмещения функций требованием экономии, простоты очевидна: когда каждый элемент формы, каждая единица материальной ткани произведения выполняет несколько функций, для реализации замысла нужно соответственно меньшее число таких элементов и единиц. Структура целого оказывается более собранной, более рационально организованной.

…в искусстве роль совмещения функций… не сводится к одному лишь предотвращению перегрузки восприятия: совмещение, как упомянуто, имеет и самостоятельное значение, дает самостоятельный художественный эффект».

«…в большинстве случаев, подобных рассматриваемому, именно техническая необходимость служит побудительной причиной соответствующих изменений. Все искусство состоит здесь в том, чтобы преодолеть техническое препятствие не только без ущерба для реализации художественного замысла автора, но и по возможности с выигрышем для нее»
.
Мазель Л. А. Принцип множественного и концентрированного воздействия
«Принцип, о котором идет речь, служит в искусстве очень многому. Его применение - одно из необходимых условий впечатляющей силы образа, ударности художественного эффекта, безотказности его действия. Но тот же принцип способен сделать эту ударность отнюдь не навязчивой, не схематически обнаженной: поскольку средства искусства очень разнородны и потому во многом лежат как бы в разных плоскостях восприятия, концентрированное воздействие часто оказывается подспудным, неосознаваемым и даже может включаться в круг приемов, создающих впечатление особой магии искусства, его необъяснимого волшебства».

«...именно в искусстве творческая способность человека находит свое наиболее чистое выражение, поскольку одной из непосредственных задач искусства является демонстрация этой способности, ее утверждение».

Мазель Л. Эстетика и анализ
Исключительная по глубине мысли статья, открывающая совершенно новый путь развития эстетики. После ее опубликования в 1966 году можно было предположить, что в эстетике произойдет революция и что в ближайшее время последователи Л.А. Мазеля создадут развернутую эстетическую теорию, базирующуюся на твердой научной почве. К сожалению, ничего подобного не произошло, и студенты всего мира по прежнему учат эстетику «по Бореву». Тем не менее, эта статья и другие работы Л.А. Мазеля существуют, и всякий, кого интересует, в чем заключается эстетическая значимость и ценность художественных произведений, может их прочитать.

«...художественное, как и техническое, открытие почти всегда может быть представлено в виде некоторого совмещения в одном предмете существенных свойств, ранее встречавшихся только порознь (так, самолет совмещает свойство быть тяжелее воздуха со способностью летать; оригинальность мелодии массовой песни часто усматривают в новых интонационных «сплавах», то есть опять-таки совмещениях). И сила открытия измеряется не только плодотворностью совмещения, его ценностью, содержательным смыслом, но и его неожиданностью и трудностью. Чем дальше друг от друга совмещенные свойства, чем меньше угадывалась заранее сама возможность их сочетания, и чем менее очевидными и более трудными были пути реализации этой возможности, тем выше, при прочих равных условиях, творческая сила открытия. В этом смысле истинно художественное произведение осуществляет, казалось бы, неосуществимое, совмещает, казалось бы, несовместимое».
Мазель Л. Эстетика и анализ -2
Статья, напечатанная в сборнике работ Л.А. Мазеля в 1982 году, лишь по названию совпадает с первоначальным вариантом 1966 года, а фактически представляет собой самостоятельную работу, которая только частично пересекается с ним по содержанию.

«... следование инерции восприятия - естественно; ее нарушения неожиданны, но поскольку они оправданны, они тоже естественны. Однако неожиданность способна сгущаться до парадоксальной противоречивости, а естественность - до ощущения «единственно возможного». Это и есть третья пара - парадоксальная противоречивость и высшая естественность, находящиеся в нерасторжимом единстве.

Элемент парадоксальной противоречивости лежит в самой природе искусства. Оно полно необычного и, казалось бы, необъяснимого, которое, однако, чудесным образом превращается во вполне оправданное, логичное».
Нестеренко В. Произведение морали (анализ басни)
Замечательная статья. В ней автор излагает свое понимание сущности басни и находит решение эстетической проблемы, над которой ломали голову крупнейшие теоретики искусства - от Аристотеля до Выготского.

Из статьи: "Задача, следовательно, состоит в том, чтобы выявить тот способ взаимодействия, соприсутствия этих двух планов, который осуществляется в произведении басенного жанра. "Грань поэзии" по отношению к басне должна быть, по-видимому, проведена на тех же основаниях, на которых она проводится по отношению к произведениям других жанров, разделяя не Эзопа и Крылова, а басню, ставшую и не ставшую событием поэтической реальности..."

Эйхенбаум Б. М. Как сделана «Шинель» Гоголя
В статье, впервые появившейся в печати в 1919 году, Б.М. Эйхенбаум проводит довольно резкую грань между двумя типами повествования, к одному из которых, по-видимому, следует отнести и детектив. Но в этой работе Эйхенбаум целиком занят исследованием другого типа новеллы, при котором «сюжет сам по себе... перестает играть организующую роль», а «рассказчик так или иначе выдвигает себя на первый план, как бы только пользуясь сюжетом для сплетения отдельных стилистических приемов».

«Примитивная новелла, как и авантюрный роман, не знает сказа и не нуждается в нем, потому что весь ее интерес и все ее движения определяются быстрой и разнообразной сменой событий и положений».

«Художественное произведение есть всегда нечто сделанное, оформленное, придуманное - не только искусное, но и искусственное в хорошем смысле этого слова; и потому в нем нет и не может быть места отражению душевной эмпирики».

Эйхенбаум Б. М. О. Генри и теория новеллы
Статья Б. М. Эйхенбаума написана в 1925 году и ее публикация предваряется вступительной заметкой И. Широнина.

"Новелла должна строиться на основе какого-нибудь противоречия, несовпадения, ошибки, контраста и т. д. Но этого мало. По самому своему существу новелла, как и анекдот, накопляет весь свой вес к концу. ...новелла тяготеет именно к максимальной неожиданности финала, концентрирующей вокруг себя все предыдущее".

"Благополучные концы у Генри, как и в "Повестях Белкина", - вовсе не вынужденный ответ на "заказ" американской публики, как об этом принято говорить, а естественное следствие принципа неожиданной развязки, не совместимого в сюжетной новелле с детальной мотивировкой".


Жолковский А. К., Щеглов Ю. К. Из книги "Работы по поэтике выразительности"
Вводная статья, в которой авторы раскрывают историю возникновения «поэтики выразительности» и идейные истоки работ, создававшихся на протяжении 20 лет и помещенных в данной книге. В их числе и статья Ю.Щеглова «К описанию структуры детективной новеллы» (1968), размещенная на нашем сайте (в разделе Хрестоматия). Как пишут авторы, развиваемая ими поэтика основывалась, в значительной степени, на работах С.М. Эйзенштейна и эстетических идеях Л.А. Мазеля.

«Целью поэтики, разрабатывавшейся соавторами, стало изучение средств, с помощью которых совокупность «внешних знаков» приобретает способность заражать их получателя заданными чувствами, идеями и отношениями к действительности. Мы предположили, что логика такого заражения должна быть универсальной, т. е. состоять из неких типовых понятий или операций, к которым на определенном уровне можно было бы нетривиальным образом свести любое произведение любого автора. Другими словами, задача состояла в построении метаязыка для описания выразительной структуры художественных произведений».

«...в очень широком круге случаев проблема из традиционно туманной области «искусствоведения» поддавалась конечному, логически ясному решению, наподобие арифметических и технических задач. Более того: выяснялось, что каждый раз анализируемое произведение, каким бы простым оно ни было... основано на неком - пусть скромном - изобретении...»

Цейтлин Б.М. Филология тайны
«Человек», 1997, №6

Интересная статья о природе «поэтического» слова, которое каким-то таинственным образом должно выразить нечто, по определению, невыразимое в словах. Этот загадочный феномен рассматривается автором в контексте не только собственно поэзии, но и других текстов, содержащих «тайну».

«...для поэзии «иначе говоря» - это «говоря иное». Смысл моего стихотворения не выразим никакими иными словами, кроме тех, что я нашел, и ни в каком ином их порядке, кроме того, в каком я их поставил, - примерно так поэт мог бы сформулировать критерий своей творческой удачи. ...что, собственно, хочет поэт сказать, - того он сам, по его убеждению, не может выразить, а стало быть, и постичь никаким иным способом, кроме того единственного, что ему только предстоит отыскать».