Чему не учат семья и школа?

Вообще-то перечень того, о чем говорится в перефразированной строчке В. Высоцкого, очень длинен. Не учат ценностям и вежливости, не учат выбирать и отвечать за свой выбор, не учат читать и чтить старших, не учат... Но сейчас поговорим только об одной проблеме. Ни дома, ни, увы, в школе не учат мыслить и говорить.

Об этом говорилось и писалось множество раз. Но вступительные экзамены в театральный институт снова проявили эту проблему. На экзаменах по литературе, на собеседовании снова становится ясно - сегодняшний уровень школы не готовит юношей и девушек к самостоятельному мыслительному процессу. Дело даже не в том, что ребята мало читают, это уже мировая проблема, и смягчить её можно только каким-нибудь насильственным возвратом «к природе», где отсутствовали бы телевизоры и компьютеры, что, конечно, невозможно. Но и то, что читают, очень сложно переходит в формирование мыслей, ассоциаций, и в конечном итоге - в слово. «Великий и могучий» русский язык сегодня - один из самых страшных предметов и в школах, и в вузах. И не только потому, что безграмотно пишут. Ужасно то, что пишут и что говорят.

Одна из причин удивительного убожества устных и письменных проявлений абитуриентов на экзаменах - установка школы на один-единственный правильный ответ. Своего рода «математизация» духовных богатств мысли: Онегин - типичный представитель, Печорин - герой своего времени, Катерина - луч света. Казалось бы, эти клише уже давно должны быть в прошлом, время уже другое, всё совсем не однозначно. И Онегин более чем не типичен (см. Ю.М. Лотмана), и Печорин как социально-психологический тип проходит сквозь все времена и страны, и уже целый ряд интереснейших театральных спектаклей совершенно убедительно, талантливо низводит Катерину и воспевает бьющуюся за семью Кабаниху.

Ан нет! Школа верна своим законам, сложившимся во времена неопределённо-исторические, но непреложным, незыблемым и для мастодонтов от педагогики и для совсем молоденьких учительниц, в реальной жизни живущих совсем иначе. Приходя на урок, под всевидящим оком завуча, современные люди попадают в царство остановившегося времени. Ну скажите, кто сегодня возьмет с полки «Что делать?» Чернышевского и будет всерьез по этому произведению (в своё время важному, не спорю!) учиться и учить, как жить? А в школе «Что делать?» всё ещё проходят! Причем проходят так же, как тридцать и сорок лет назад, с теми же акцентами и с тех же позиций! Вроде и появляется новое в программе (Хотя как можно назвать новым Булгакова? Но всё же «Мастер и Маргарита» в репертуаре поступающих в театральный вуз теперь так же часто появляется, как прежде «Молодая гвардия»), но как оно осмыслено, как повлияло не просто на объем информации - имена, сюжет, а на способ мышления молодых? Да никак. Всё те же «хорошие и плохие», пересказ сюжета приравнивается к знанию текста. И всё время подспудно работает принцип, озвученный ещё в фильме «Доживём до понедельника» - два «У»: Угадать и Угодить. Будущий Художник, Артист, человек, пришедший создавать принципиально новое - закован страхом перед ошибкой, перед «Неправильно!».

А ведь в области духовной - литературы, музыки, поэзии - нет и не может быть однозначно правильного, единожды найденного! В центре духовного творчества - Творец, Личность, обязательно НЕпохожая, НЕправильная! Только в преодолении уже созданного рождается новое в искусстве! Примеров несть числа, и не в них дело. Этот закон - возможности, допущения другого ответа - общий для всей цивилизации, и литературы, и математики, и столярного дела, и кулинарии. Просто в области искусства возможность альтернативного мнения, другого взгляда на явление более необходима, а догматизм, однолинейность мышления ощущается, видимо, быстрее, чем в других сферах человеческого знания. И когда человек, прочитавший книгу, ищет в предисловии краткий «правильный» ответ, про что это произведение, что оно ему же, читателю, даёт - ситуация становится абсурдной. Но школа этого абсурда старательно не замечает и упорно требует от ученика не размышлений, не поиска своего ответа на вопросы, возникающие при восприятии, а единственно верного, когда-то кем-то сформулированного мнения. И с этим убеждением, что на все вопросы есть однозначные ответы, ребята идут заниматься творчеством, построенным на каждодневном поиске именно сегодняшнего, лично моего, абсолютно индивидуального ответа...

И внешнее проявление мышления - речь выпускников школы. Дело даже не в огромном количестве вульгаризмов, тяге к ненормативной лексике, запинках. Сквозь косноязычие явственно видно безмыслие, неумение «уцепиться» за интересный образ, метафору, ассоциацию - и развить, сделать своё собственное открытие в продолжении этой мысли! Когда на устном экзамене, убедившись, что произведение по билету не читано, педагог предлагает поразмышлять о другой книге того же автора, просто о прочитанном недавно - зачастую это ещё хуже! Когда не читал и мычит - можно понять. А вот когда читал, и понравилось, а сказать не может - вот это удручает больше всего!

Опять же, причин множество, и все серьёзные. И отсутствие речевой среды - по радио и телевидению не читают вслух хорошую литературу, на выступлениях большинства «Народных артистов» (в сегодняшнем TV-смысле) культуре речи не научишься, речь школьных преподавателей, увы, далека от идеала, а уж на улице, дома грамотная, красивая и сложная манера говорить встречается реже, чем живая лошадь в потоке автомашин.

Да и в большинстве жизненных ситуаций хорошая речь не востребована. Как редко звучит комплимент: «Ты хорошо говоришь!», чаще с негативным акцентом: «Ну, ты что-то сложное загнул!» Конкурсы ораторов на различного рода олимпиадах почти не встречаются. Вряд ли у многих преподавателей русского языка (а ведь это совсем не только запятые и спряжения!) и литературы встречаются задания вроде царскосельских лицейских: написать стихи о розе, о восходе, да просто поимпровизировать в слове на какую-либо тему.

Рассказали такую историю. Юридический институт, зачет. Девушке, явно не вытягивающей на зачет, педагог даёт «палочку-выручалочку»: произнести речь на заданную сейчас тему, поимпровизировать. Девушка - будущий адвокат, успех работы во многом зависит именно от владения словом, речью. Увы, она не смогла выполнить это задание...

Конечно, причин такого безъязычия множество, и все серьёзные. Но причины всё-таки надо компенсировать. Как - давайте думать, дорогие литераторы, педагоги по музыке, изобразительному искусству, истории! Давать призы и пятерки не за правильный, а за интересный ответ; записывать речь своих учеников на диктофон и вместе анализировать; самим говорить всегда (это очень важно!) так, как хотим слышать от них; сначала давать слово ему самому, его Личному мнению, и только потом открывать, что по этому поводу говорил Белинский или даже Лихачев, проводить конкурсы имени Плевако и Кони, сидеть вместе у телевизора и комментировать речь политиков, бизнесменов, слушать, слушать и слушать в записях Русскую Речь!

Иначе грустно будет нам всем, и не только тем, кто профессионально занимается искусством, но всем, кто его смотрит, слушает, читает. И если мы захотим остаться хоть немножечко честными, придется отменить все вступительные экзамены по русскому языку и литературе, ибо пятерку скоро придётся ставить за диалог уровня: «Ну, ты чё?» - «Да клёво!» Другие и этого не смогут...

Александр Зубов

Не только о театре. Зубов А.Е.

Авторские разделы