Поговорим о МХАТе

Здравствуй, мой современник!

Ну вот и весна, ветер тeплый, потоки воды под ногами, зимняя грязь из-под снега, и дышать можно весело. Хорошее время!

А в театральном Новосибирске - большое событие. К нам едет МХАТ им. А.П. Чехова. Театр это особенный. Когда говорят о русском театре, первое, что всплывает - это МХАТ. Довольно долго он был вообще синонимом русского и советского театрального искусства высшей пробы. Хотя на самом деле всё было не так уж и гладко, как в официальных легендах.

Создали этот театр в 1898 году Константин Сергеевич Станиславский и Владимир Иванович Немирович-Данченко. Один - азартный, увлекающийся, актёр по всей своей природе, другой - мудрый, неторопливый, прекрасный организатор и литератор. Встретились они в ресторане "Славянский базар" и задумали создать театр, которого тогда в России, да и в мире не было - театр-храм, театр Правды, театр подлинного чувства. Ну, правда, идея эта не нова, любой театр создается с желанием быть непохожим на другие. Но у Станиславского и Немировича-Данченко это действительно во многом получилось. На протяжении нескольких лет все, видевшие их спектакли, восхищались небывалой тогда жизненной правдой, подлинностью чувств, интонаций, искренностью актеров. А потом, к началу 20-х годов, вступил в силу один театральный закон.

Дело в том, что театр с данным режиссером, с этими актерами, на одной идее может оставаться живым, интересным, ищущим лет 10, ну 15. А дальше он начинает умирать, повторяться, становиться формальным, музейным, словом, не живым. И надо что-то менять: или идею, но это психологически очень трудно, или труппу при той же идее, но это хлопотно и дорого, или режиссера. Когда Станиславский и Немирович-Данченко увидели, что театр перестает жить подлинно (а надо сказать, что увидеть такое в своем детище могут только очень творчески честные люди!), перед ними встал выбор: что менять?

Они пошли вторым путем - обновления труппы. Вокруг МХАТ создалось множество театров-студий: Первая, Вторая, студия на Поварской и так далее. Дело не в названиях, а в том, что в этих студиях выросла молодежь, которая и принимала принципы МХАТ, и в то же время несла свой заряд, свои мысли, свое ощущение жизни и театра. И когда часть этих актеров влилась в состав Художественного театра, кризис отодвинулся, театр получил новый импульс развития.

Но прошли ещё годы, ушли из жизни Станиславский и Немирович-Данченко, и некому стало видеть проблемы истинно творчески. Театр стал придворным, прославляемым, эталонным, с ним сравнивали другие труппы. Так, в период расцвета, в 50-е - 60-е годы, наш "Красный факел" торжественно называли "Сибирский МХАТ", и это звучало гордо. Но искусство и эталон - несовместимы. И искусство в стенах МХАТ тихо вымерло. Остались прекрасные актёры, которые слишком хорошо знали, что они прекрасные, осталась история, которую вспоминали, о которой писали книги и которая, увы, не имела отношения к сегодняшнему самочувствию театра.

К концу 70-х годов даже самые "слепые" деятели театра поняли: что-то надо делать. МХАТ стал среди реальных, не книжных зрителей синонимом скуки на сцене. И тогда во МХАТ пригласили Олега Николаевича Ефремова, к тому времени главного режиссера театра "Современник", знаменитого актера, интересного режиссера, уже создавшего славу "Современника" как театра подлинной жизни, настоящих эмоций, своего рода продолжателя дела К.С. Станиславского и Вл. И. Немировича-Данченко.

Задачей Ефремова было преобразовать музейный, величественно-скучный Художественный театр в живой, интересный, творческий. Со старыми актерами он этого сделать не мог, слишком велик был груз "славных традиций". И он решил уволить из театра большую группу актеров, в основном пожилых. С творческих позиций это было необходимо, по-человечески же, конечно, жестоко. В театре возник раскол, группа артистов не признала О.Н. Ефремова своим руководителем и объявила о создании другого, "альтернативного" МХАТ им. Горького. Возглавила этот коллектив Татьяна Доронина, партнерша Ефремова во многих спектаклях и фильмах, прекрасная актриса. Человеческая боль в ней оказалась сильнее, и она не смогла отречься от людей, поверивших ей. Этот конфликт бурно обсуждался в свое время, кто-то был" за Доронину", кто-то "за Ефремова". В результате в Москве появилось два МХАТ - им. Чехова, под руководством О. Ефремова, и им. Горького, которым руководит Т. Доронина.

Более известно, шумно протекала жизнь МХАТ им. Чехова, его обсуждали, смотрели, вывозили на гастроли. МХАТ им. Горького как бы и не существовал, играли что-то, ставил кто-то, но вроде как ничего интересного. Конечно, это человеческое отношение, на самом деле были и у Ефремова провалы, и у Дорониной победы. Но в театре с объективностью очень сложно, всегда важно, кто смотрит, кто пишет, кто ставит спектакли. И от того, "кто", подчас зависит и мнение о том, "как".

Но вновь прошло 10 -15 лет, и снова возникло ощущение, что МХАТ Ефремова становится слишком академичным, "солидным", бесспорным. Пышно отметили 100-летие Художественного театра в 1998 году, произнесли речи, раздали награды. И вскоре Олег Николаевич Ефремов уходит из жизни. И снова вопрос: кто? В театр приглашают Олега Павловича Табакова. Актер, без преувеличения, прекраснейший, человек невероятного обаяния, очень крепкий организатор, создавший и свой театр (в театральных кругах его прозвали "Табакеркой"), руководивший к тому времени и Школой-студией МХАТ, очень известным театральным вузом. Олег Павлович колебался, но все же решился. И вот сейчас МХАТ им. А.П. Чехова под руководством О.П. Табакова приезжает в Новосибирск.

Больше всего меня интересует вопрос - живой ли это театр сегодня, может ли он ошибаться, искать сегодняшнюю интонацию, быть интересным по-настоящему? Понять это можно, только побывав на самих спектаклях, не очень доверяя мнению других людей. Но, увы, думаю, что посмотреть спектакли мне не удастся. Проект коммерческий, театр едет к нам зарабатывать, и билеты стоят бешеных - для меня - денег. Кроме того, билетов уже и нет в кассах: интерес к театру огромный. А пройти как "своему", пожалуй, не получится: где замешаны деньги, бдительность билетеров повышается. Так вот сапожник может остаться без сапог, такая нынче жизнь.

Но если Тебе, мой современник, все-таки удастся побывать на этих спектаклях, не молчи, расскажи, что же это такое: МХАТ сегодня. Твое мнение мне очень важно, ты живешь вперед, и именно на тебя надо ориентироваться мне и моим коллегам, готовя актеров завтрашнего дня.

Поговорим?

С уважением - Александр Зубов.

Не только о театре. Зубов А.Е.

Авторские разделы